ПОЗОР! О возмутительной позиции и неприемлемых заявлениях Никола Пашиняна: Институт Лемкина строго раскритиковал заявление Пашиняна в День памяти Геноцида армян

Представители властей Армении позволили себе перейти очередную красную линию, на этот раз — в День 24 апреля с темой Геноцида армян в Турции. Своими позорными, вдвойне позорными для «лидеров» пережившего Геноцид народа, своими протурецкими  и прогеноцидальными пассажами они цинично оскорбили Память жертв Мец Егерна.

«Хачмерук» не комментировал это ввиду абсолютной очевидности кощунственного бреда Пашиняна и его однопартийцев по теме Геноцида армян.

Институт Лемкина 10 мая опубликовал на своем сайте разоблачение. Агентство News.am 11 мая сделало перевод с английского на русский, но почему-то частичный, около половины — не переведены 57 предложений. Поэтому сайт «Хачмерук», представляя полный перевод внизу, выделил жирным шрифтом первые слова непереведённых или частично переведённых News.am предложений. Цитаты из речи Пашиняна 24 апреля взяты из его официального сайта.

Заявление, осуждающее загадочное участие премьер-министра Никола Пашиняна в деле отрицания Геноцида армян в Турции

После преступлений геноцида в Арцахе Институт Лемкина по-прежнему привержен активной профилактической работе на Южном Кавказе, одновременно выступая за справедливость и ответственность. Хотя мы, как правило, не вмешиваемся во внутренние дела государств, если нет внутренней угрозы геноцида, мы должны решать проблемы, вытекающие из недавних заявлений премьер-министра Армении Никола Пашиняна, которые, по-видимому, расходятся с фундаментальными принципами предотвращения геноцида, признания геноцида, и правосудия переходного периода, и которые напрямую связаны с вопросами национальной безопасности Армении.

Мы особенно озадачены и встревожены аспектами памятного заявления премьер-министра Пашиняна от 24 апреля 2024 года (День памяти Геноцида армян в Турции), а также недавним интервью с соратником Пашиняна Овиком Агазаряном, в котором ставится под сомнение правовая основа Армении для преследования Турции и дискуссий под руководством члена партии «Гражданский договор», депутата Андраника Кочаряна о составлении списка жертв Геноцида.

24 апреля, в День памяти Геноцида армян, премьер-министр Армении опубликовал официальное памятное заявление, в котором он, судя по всему, занимается обвинением жертв с целью поставить под сомнение ответственность Турции и Азербайджана за преступление геноцида. Его заявление также, по-видимому, стирает текущие угрозы, исходящие для Армении со стороны Турции и Азербайджана, переосмысливая их как необоснованные страхи, вызванные травмами в армянском обществе. Очевидное согласие Пашиняна с ключевыми моментами отрицающих нарративов Турции и Азербайджана, а также его очевидная поддержка утверждений этих стран о том, что Армения является препятствием на пути к миру на Южном Кавказе, встретили устойчивую критику в армянской общественности.

Пожалуй, самым поразительным в заявлении Пашиняна о геноциде было отсутствие какого-либо упоминания об агрессорах. Например, в третьем параграфе Пашинян, обсуждая период в Османской империи, предшествовавший геноциду 1915 года, загадочно утверждал, что «…армянский народ, не имевший государственности, утратил свою государственность столетия назад и, по сути, забыл традиции государственности, стал жертвой геополитических интриг и ложных обещаний, лишенным прежде всего политического ума, способного сделать мир и его правила понятными». В этом заявлении, похоже, утверждается, что армяне загадочным образом пережили геноцид из-за своей собственной глупости. Утверждая, что армяне стали исключительно «жертвами геополитических интриг и ложных обещаний», Пашинян далее игнорирует многолетнее и многоуровневое историческое притеснение армян в Османской империи, а также глубокое и внутреннее презрение к армянам среди членов комитета «Союз и Прогресс», правящей партии во время Геноцида. Другими словами, в заявлении Пашиняна не признается роль, которую сыграла этническая, религиозная и культурная враждебность к армянам в тюркской кампании по тотальному уничтожению армян во время Первой мировой войны.

Более того, вместо того, чтобы возложить вину за Геноцид на лидеров Османской империи во время Первой мировой войны, Пашинян перенаправляет внимание на армян и, в частности, на их якобы неспособность понимать политику того времени. Похоже, он ссылается на действия Российской империи и западных держав в ту эпоху, которые обещали защитить армян, но не выполнили их, что усугубило чувство внешней угрозы для империи у османских лидеров и привлекло негативное внимание к армянам как «иностранным агентам». Однако он не заявляет об этом прямо; вместо этого он, похоже, считает, что армяне сами навлекли на себя Геноцид из-за неправильного понимания политической ситуации. Тезисы Пашиняна в этом отрывке кажутся ироничными, учитывая, что он сам принял предложения Запада по спасению Армении от ее враждебных соседей. Тем не менее, его тезисы также перекликаются с официальной позицией Турции относительно Геноцида армян, которая оправдала его, заключив договор «против натиска внешних захватчиков и внутренних националистических движений за независимость». Повторяя турецкую версию событий 1915-1923 годов, премьер-министр Армении рискует снять с Турции ответственность за Геноцид армян, преуменьшая все предыдущие усилия по признанию. Кроме того, это может существенно затруднить продолжающуюся работу по международному признанию Геноцида армян и привлечению Турции к ответственности – то, за что боролась всемирная армянская диаспора, а также исследователи и активисты, занимающиеся геноцидом.

Аргумент Пашиняна о том, что «армянский народ, не имевший государственности, утратил свою государственность столетия назад и, по сути, забыл традицию государственности», необъяснимым образом играет на отрицательной программе Турции и Азербайджана, косвенно неверно характеризуя усилия Армении по достижению равных прав и человеческой безопасности в Османской империи с глупыми попытками осуществить стремление к независимой государственности, для чего у них не было возможностей. Подавляющее большинство армян под властью Османской империи стремилось не к отделению, а к безопасности и справедливости. Слова Пашиняна прямо перекликаются с официальным турецким взглядом на армянский народ как на мятежных «предателей», которые сотрудничали с враждебными европейскими державами, чтобы добиться распада Османской империи, и поэтому предали страну. Фактически, в этом отрывке Пашинян, похоже, доказывает, что армяне могут избежать будущих геноцидов, только капитулировав перед нынешними экспансионистскими планами Турции.

Пашинян явно стремился в своей речи бросить вызов самому вопросу об истребовании ответственности от Турции. Он отметил, что «Мы [армяне] должны прекратить поиск Родины, потому что мы нашли эту Родину, нашу Землю обетованную… обретенную и настоящую Родину в лице Республики Армения». Хотя земельные споры, возникающие в результате одного геноцида, безусловно, могут подготовить почву для нового геноцида выживших, лишенных Родины и своих земель людей, тем не менее, отказ от прав на память и собственность не является чем-то, что может быть сделано единолично лидером как fait accompli (свершившийся и безвозвратный факт). Хотя современная Республика Армения, безусловно, заслуживает прославления как Родина для всех армян, тем не менее, нельзя игнорировать тысячелетнее присутствие армян в регионе, известном как «историческая Армения» (включая Западную Армению, Нахиджеван и Арцах). Конечно, Турция должна понять, что это она должна стремиться к примирению с Арменией, а не наоборот.

Вызывает тревогу то, что слова Пашиняна прозвучали вскоре после того, как Овик Агазарян, член Национального собрания Армении и сторонник (однопартиец) Никола Пашиняна, заявил в интервью, что «поскольку Геноцид произошел в Османской империи… Нас как государства тогда не существовало, поэтому мы не может быть стороной истребования… Мы не можем ничего требовать от Турции… На основании каких международных стандартов?» Агазарян демонстрирует поразительное непонимание механизмов переходного и восстановительного правосудия после массовых злодеяний, что, к сожалению, только помогает Реджепу Тайипу Эрдогану и Ильхаму Алиеву избежать исторической ответственности за Геноцид армян. Более того, этот нарратив потенциально может ослабить международные усилия по признанию и решению проблемы Геноцида армян, поставив под сомнение правовую основу Армении для достижения справедливости. Крайне важно признать, что отсутствие государственности в то время не умаляет статус армян как жертв Геноцида и не отменяет их права добиваться справедливости за преступления, совершенные против их предков. Другие коренные народы, пережившие геноцид, добивались справедливости еще долго после его совершения, в том числе народы гереро и намакуа в Намибии, а также коренные канадцы, австралийцы и американцы.

Суть недавней волны загадочных сообщений от членов партии «Гражданский договор», похоже, резюмируется в отрывке из заявления Пашиняна, который ставит под сомнение способность армянского народа правильно анализировать реальность. Пашинян предположил, что травма Геноцида (Meds Yeghern или «Great Evil Crime», названного здесь по армянскому названию Мец Егерн или «Великое злодеяние») окрашивает точку зрения армян на текущий кризис на Южном Кавказе:

«Мец Егерн (Геноцид армян) стал для нас общенациональной трагедией и душевным потрясением, и, без преувеличения, определяющим фактором нашей социальной психологии. Даже сегодня мы воспринимаем мир, окружающую нас среду, самих себя под преобладающим влиянием душевного потрясения Геноцида, и мы не преодолели это потрясение. Это значит, что, будучи международно признанным государством, мы часто строим свои отношения и конкурируем с другими странами и международным сообществом в состоянии душевного потрясения, и именно поэтому порой нам не удается правильно разграничивать реалии и факторы, исторические процессы и прогнозируемые горизонты.»

Речь Пашиняна здесь перекликается с высказываниями, которые часто можно услышать в западных политических кругах, которые предполагают, что армянам нечего бояться со стороны Турции и Азербайджана, и вместо этого они демонстрируют своего рода «синдром геноцида», который делает их плохими репортерами своих собственных условий. Хотя Институт Лемкина не отрицает, что общины, пережившие геноцид, безнадежно пострадали от этого опыта, мы оспариваем психологизацию и патологизацию этого опыта, которая предполагает, что извлеченные уроки заставляют людей излишне насторожиться. По нашему опыту, пережившие геноцид и их потомки очень внимательно читают мир и имеют хорошие возможности видеть геноциды вокруг себя, включая угрозы геноцида против их идентичности.

Важно отметить, что всего лишь днем ранее президент Турции Эрдоган заявил, имея в виду Армению, что «всегда лучше действовать, исходя из реалий времени, чем действовать на основе вымышленных исторических нарративов, не имеющих ничего общего с реальностью. Пашинян уже это понял». Совпадение сути выступления премьер-министра Армении с позицией премьер-министра Турции, особенно с учетом последовательного отрицания Эрдоганом Геноцида армян, вызываает глубочайшую обеспокоенность.

Пашинян заканчивает свое заявление еще одним непонятным моментом, на этот раз касающимся идеи «Никогда больше». «Никогда больше», — сказал он. «Мы должны говорить это не другим, а самим себе. И это вовсе не обвинение в (наш) собственный адрес, а такой ракурс, когда мы и только мы несем ответственность и являемся вершителями своей судьбы, и мы обязаны иметь достаточно мысли, воли, глубины и знаний, чтобы нести эту ответственность в сфере наших суверенных решений и восприятий». Трудно истолковать это предложение как подразумевающее что-либо, кроме того, что ответственность за предотвращение Геноцида со стороны Турции и Азербайджана лежит на самом армянском народе. Фактически, использование Пашиняном слова «ответственный» предполагает, что он рассматривает Геноцид армян как наказание за «ошибки» при Османской империи. Такая формулировка перекладывает бремя предотвращения будущих злодеяний на жертв Геноцида, что лживо и несправедливо. Такое обвинение жертвы — это техника отрицания, используемая преступниками, а иногда и защитный механизм среди членов группы жертв, которые возмущаются прошлой уязвимостью и чувствуют стыд. Как бы оно ни использовалось, обвинение жертвы всегда выражает враждебность к группе жертв, которая никогда не виновата в геноциде.

Наконец, вызывает беспокойство и то, что в этом заявлении отсутствует какое-либо упоминание о призыве к коллективным и международным действиям по поддержке и пропаганде предотвращения и признания, освобождая другие страны и субъектов от их обязательств по вмешательству в случаях геноцида.

Обеспокоенность армянского народа по поводу заявления Пашиняна от 24 апреля следует воспринимать еще более тревожной в контексте других загадочных заявлений членов партии «Гражданский договор» этой весной, которые сделали земельные уступки со стороны Армении Азербайджану. 16 апреля депутат парламента Армении Андраник Кочарян заявил, что премьер-министр Никол Пашинян планировал составить полный список жертв Геноцида армян, чтобы установить неопровержимые документы о жертвах Геноцида и проверить, «где, как и при каких условиях» они были убиты. Он подчеркнул важность этого списка для будущих международных отношений, предположив, что без него «другая сторона» (т.е. Турция) могла бы отрицать Геноцид. Позже после критики Кочарян отказался от своих тезисов, заявив, что Пашинян на самом деле не ставил перед собой задачу составить такой список и что эта тема не обсуждалась внутри правящей партии.

Армянские геноцидоведы были встревожены этим заявлением, поскольку Турция требовала такого списка с 1960-х годов, пытаясь отрицать Геноцид армян в Турции. Получение полных данных о жертвах представляет собой серьезную проблему, в первую очередь из-за отсутствия официальной и полной документации по многим лицам, которые, несомненно, погибли. Эта проблема усугубляется исторической практикой Османской империи, которая часто игнорировала записи, касающиеся ее этнических меньшинств. Историческое стирание и фальсификация Турцией своих архивов еще больше усугубляют проблему, затрудняя доступ к точной информации.

Как отметил геноцидовед д-р Сурен Манукян, заведующий кафедрой ЮНЕСКО по изучению геноцида в Ереванском государственном университете, важно признать, что концепция геноцида выходит за рамки простой статистики смертности. Статья II Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него не определяет конкретное количество жертв, необходимое для того, чтобы деяние было квалифицировано как геноцид. Количество жертв не изменит того факта, что Геноцид армян остается геноцидом. Таким образом, сосредоточение исключительно на составлении списка упускает из виду многогранную природу геноцида и его глубокие последствия.

Геноцид армян, конечно, не единственный случай, когда составление полного списка имен жертв является невыполнимой задачей. Несмотря на тщательные усилия нацистской Германии по ведению учета и наличие соответствующих архивов после войны, а также, например, систематические интервью, проводимые с выжившими, по-прежнему существуют существенные разногласия относительно точного числа жертв Холокоста.

Турецкое государство регулярно контролирует высказывания, посвященные Геноциду армян. Ни одна страна не застрахована от давления, о чем свидетельствует решение президента Барака Обамы не называть резню армян в Османской империи геноцидом во время отмечания 100-й годовщины в попытке сбалансировать американо-турецкие отношения на фоне региональной нестабильности. Признавая значение столетия для армянского народа, администрация США подчеркнула приверженность борьбе со злодеяниями без явного использования термина «геноцид». Это решение разочаровало армяно-американские группы и даже некоторых союзников Обамы, которые увидели в нем предательство истины и доверия. Пашинян, хотя и продолжает называть Геноцид армян геноцидом, тем не менее, придерживается говорить только о таких темах, которые расходятся с областью изучения геноцида, обширной исторической документацией 1915-1923 годов, а также с подавляющим большинством армян. Примечательно, что в этом году президент Джо Байден выступил с более резким заявлением, чем Пашинян.

Пашинян несет ответственность за любые заявления, которые отрицают или преуменьшают Геноцид армян, поскольку они не только ставят под угрозу кропотливые усилия по обеспечению его признания, но и создают опасный прецедент для прикрытия таких злодеяний на фоне меняющегося геополитического ландшафта, который угрожает суверенитету Армении. Хотя Институт Лемкина понимает, что премьер-министр находится под огромным давлением со стороны своих соседей, а также иностранных держав, чтобы он смягчил свою позицию и, возможно, капитулировал перед требованиями враждебных и угрожающих соседей Армении, но мы также знаем, что попытки умиротворить государства, осуществляющие геноцид, почти всегда оказываются безрезультатными. Премьер-министр должен поддерживать целостность исторической правды и признавать серьезность Геноцида армян, чтобы предотвратить его повторение и обеспечить справедливость для жертв, одновременно защищая от будущих злодеяний.

Это становится еще более важным в контексте тревожных территориальных претензий Азербайджана и его продолжающейся политики геноцида против армян на протяжении последних десятилетий. Нежелание противостоять историческим истинам только придает смелости тем, кто стремится стереть или исказить историю в своих собственных целях. Геноцид считается одним из самых мрачных преступлений человечества, и любая попытка рационализировать, оправдать или очистить его должна быть отвергнута. Если премьер-министр призывает армян как нацию заняться врачеванием трансгенерационной травмы (снятием передаваемым через поколения травмы), важно отметить, что этого можно достичь только посредством широких общенациональных дискуссий и образовательных программ. Речей лидеров недостаточно. Крайне важно противостоять прошлому, но также важно привлечь виновных к ответственности.

Как организация, занимающаяся предотвращением геноцида и содействием реализации ответственности и справедливости, мы призываем премьер-министра Пашиняна пересмотреть свои заявления и подтвердить приверженность Армении восстановлению справедливости в связи с Геноцидом армян в Турции.

Институт Лемкина должен подчеркнуть тот факт, что угрозой миру и безопасности на Южном Кавказе является не Армения, а именно Азербайджан и Турция, которые оба пропитаны пантюркистскими устремлениями и продолжают пропагандировать геноцидную армянофобию во всем мире и всячески демонстрируют неуважение к армянской идентичности, культуре или суверенитету. Эти лидеры и общественность, которой они служат, должны осознать и скорректировать свою социальную психологию во имя установления мира.

Крайне важно, чтобы все лидеры твердо выступали против геноцида и его отрицания, работая над признанием исторических истин, чтобы способствовать предупреждению и предотвращению будущих злодеяний. Для лидера нации, пережившей геноцид, недостойно и неприемлемо участвовать в озвучивании  нарративов, созданных преступниками с целью отрицания своей ответственности. Мир не может быть достигнут с помощью лжи, а ответственность геноциальных государств не может быть смягчена капитуляционной риторикой. Когда лидеры отрицают геноцид или преуменьшают его значение, это создает опасный прецедент, который может придать смелости преступникам и снизить возможности предотвращения будущих злодеяний.

Институт Лемкина

Перевод текста Заявления на русский язык подготовлен редакцией сайта “Хачмерук” – http://crossroadorg.info

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

девятнадцать − 2 =