Тигран Пашабезян: «Позиция России относительно решения Aрмянского Вопроса» (3-я часть)

Для Российской Федерации решение Армянского Вопроса до недавнего времени было простым: оно определялось положениями Московского договора (Договор между РСФСР и Турцией от 16 марта 1921 года [1]). Таковым было отношение России к Армянскому Вопросу до тех пор, пока:

— в результате «цветных революций» Россия стала терять на Ближнем Востоке одну позицию за другой, и оставалось окончательно потерять свое влияние, если бы потеряла также позицию в Сирии;

— политика Республики Турция на Ближнем Востоке считалась для России наименьшей из зол по сравнению с проводимой политикой западных государств;

— окончательно стало ясно, что Турция не откажется от проведения неоосманской политики и до конца будет придерживаться программ поддержки и содействия террористическим и экстремистским группировкам, пытаясь их использовать для реализации своих региональных экспансионистских и агрессивных амбиций, в том числе для вторжения в Сирию и Ирак [2,3].

Тем не менее, напомним те основные положения Московского договора, которые в течение многих десятилетий ограничивали, как возможности армянской стороны защищать права армянского народа, так и все ожидания и представления российской стороны для реализации полномасштабной политики на Ближнем Востоке (и через него по всему миру).

Первое из таких положений сформулировано в 1-й статье договора:

«Каждая из договаривающихся сторон соглашается в принципе не признавать никаких мирных договоров или иных международных актов, к принятию которых понуждалась бы силою другая из Договаривающихся сторон. Правительство Российской Социалистической Федеративной Советской Республики соглашается не признавать никаких международных актов, касающихся Турции и не признанных Национальным Правительством Турции, представленным ныне ее Великим Национальным Собранием.

Под понятием Турции в настоящем договоре подразумеваются территории, включенные в Национальный Турецкий Пакт от 28 января 1920 (1336) года, выработанный и провозглашенный Оттоманской Палатой Депутатов в Константинополе и сообщенный прессе и всем государствам».

Добавим, что из 16 статей договора есть еще одна, относящаяся к интересам России, — это 5-я статья о беспрепятственном использовании проливов. Все остальные статьи или не имеют прямого отношения к интересам России, или противоречат им.

С точки зрения осуществления масштабной международной политики очень большие ограничения для России содержит особенно 8-я статья договора:

«Обе договаривающиеся стороны обязуются не допускать образования или пребывания на своей территории организаций или групп, претендующих на роль правительства другой страны, или части ее территории, равно как и пребывания групп, имеющих целью борьбу против другой страны. Россия и Турция принимают на себя такое же обязательство и в отношении Советских республик Кавказа, при условии взаимности.

Считается установленным, что под турецкой территорией, упомянутой в настоящей статье, подразумевается территория, находящаяся под непосредственным военным и гражданским управлением Правительства Национального собрания Турции».

Нелишне отметить, что Турция никогда не была верна духу и букве договора и всегда действовала так, как удобно ему.

Однако, как было отмечено, в этом вопросе в последнее десятилетие происходит прорыв в свете происходящих бурных событий на Ближнем Востоке.

В этом смысле особенно переломным является 2012 год, когда в политических кругах и России, и США впервые стали говорить о правах и вопросах безопасности национальных и религиозных групп Сирии, в том числе и армян.

В частности, 16 ноября 2012 года Президент России Владимир Путин заявил: «Наша оценка известна – мы считаем, что сначала нужно договориться о будущем, сначала понять, как будут обеспечены законные права и интересы различных религиозных и этнических групп, а уже потом переходить к изменениям. А не наоборот – отстранить Асада, а потом думать, что с этим делать» [4,5].

Это только начало. В ближайшем будущем более четко будет определяться политика Российской Федерации по проблемам на Ближнем Востоке, все больше и больше прояснится изменение его ориентации к принятым в 1918-1920 годах решениям и договорам, учитывающим законные права и интересы всех народов и государств региона, что содействует стремлению установить прочный мир на Ближнем Востоке. В числе принятых документов имеем в виду, конечно, не только Декрет Правительства России (СНК) «О Турецкой Армении» («О Западной Армении») от 11 января 1918 г., но и Севрский мирный договор (10 августа 1920 г.) и Арбитражное решение 28-го Президента США Вудро Вильсона (22 ноября 1920 г.), а также совместное заявление Великобритании, Франции и России в 1915 года об осуждении Геноцида армян в котором апрелские погромы охарактеризовали как «новое преступление Турций против человечества и цивилизации» (24 мая 1915 г.) [6], Заявление Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации 14 апреля 1995 г. «Об осуждении геноцида армянского народа в 1915—1922 гг.» [7].

Для реализации полноценной политики и установления прочного мира, как в ближневосточном регионе, так и во всем мире, других вариантов для стран не существует, в том числе и для такой большой и могущественной державы, как Российская Федерация. 

Тигран Пашабезян

Премьер-министр Республики Западная Армения 

14.05.2018 года 

**** 

Примечание

  1. Московский договор между РСФСР и Турцией от 16 марта 1921 года, Москва. http://www.genocide.ru/lib/treaties/19.htm
  2. «Армянский Вопрос и неоосманская политика Турции: вызовы и угрозы», ИА REX — http://www.iarex.ru/articles/53289.html
  3. «Реализация Севрского договора — путь к миру на Ближнем Востоке»,
    ИА РЕГНУМ — https://regnum.ru/news/polit/2206970.html
  4. «Сначала нужно договориться о судьбе этнических групп и только потом ставить вопрос об отставке Асада», считает Президент РФ, подробнее: ТАСС, 16 ноября 2012, http://tass.ru/politika/647924
  5. Конгресс США хочет помочь сирийским армянам, 02.08.2012. Azatutyun.am.
  6. «Единый политико–правовой пакет документов о защите прав Западной Армении и армян Западной Армении», сборник документов, 2–е дополненное издание, 2015 г., изд-во «Ноян Тапан», Ереван, Исаакян 28. — http://nt.am/am/ourpublication/10/
  7. Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации постановляет: Принять заявление Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «Об осуждении геноцида армянского народа в 1915-1922 гг.».Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации, основываясь на неопровержимых исторических фактах, свидетельствующих об истреблении армян на территории Западной Армении в 1915-1922 гг., следуя духу и букве принятых Организацией Объединенных Наций Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него (9 декабря 1948 г.) и Конвенции о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества (26 ноября 1968 г.), стремясь к возрождению гуманистических традиций Российского государства, напоминая, что по инициативе России великие европейские державы еще в 1915 г. квалифицировали действия Турецкой империи в отношении армянского народа как «преступление против человечества», отмечая, что физическое уничтожение братского армянского народа на его исторической родине было совершено в целях создания условий для разрушения России, осуждает организаторов уничтожения армян в 1915 — 1922 гг., выражает свое сочувствие армянскому народу и рассматривает 24 апреля как день памяти жертв геноцида. (Собрание законодательства РФ. М., 1995. № 17. С. 1497; Ведомости Федерального Собрания РФ. М., 1995. № 14. С. 1024. See more at:

http://www.genocide-museum.am/rus/Russia_Duma_Resolution.php#sthash.lTDOFOfZ.dpuf)

Ранее в этом сюжете: 

Есть ли у Евросоюза позиция по Армянскому вопросу? Часть I

Позиция США  по решению Армянского вопроса.  Часть — II

Please follow and like us: