Вердикт Постоянного Трибунала Народов по Геноциду Армян — 16.04.1984г.

Вердикт Постоянного Трибунала Народов по Геноциду Армян (16 апреля 1984 г.)*

ПРЕАМБУЛА

Самым фундаментальным из всех посягательств на права народов является преступление геноцида. С уголовной точки зрения ничто не является более серьезным, чем предумышленная государственная политика систематического уничтожения народа, основанная на его отличительной этнической особенности. Сосредоточение Постоянного Трибунала Народов на теме геноцида основано на правовой структуре, изложенной во Всеобщей декларации прав народов (Алжир, 4 июля 1976 г.).

В Статье 1 Алжирской декларации говорится: «Каждый народ имеет право на существование». Статья 2 провозглашает: «Каждый народ имеет право на уважение его национальной и культурной самобытности». В Статье 3 говорится: «Каждый народ имеет право сохранить в мирном владении свою территорию и вернуться туда, если он был выслан». И, наконец, Статья 4 непосредственно касается реалий геноцида: «Никто не может быть подвергнут из-за своей национальности или культурной идентичности резне, пыткам, преследованию, депортации, высылке либо таким условиям жизни, которые могут посягать на самобытность народа, которому она принадлежит».

Тем не менее, все еще возникает вопрос, почему спустя столько лет после состоявшегося, как утверждают, геноцида Трибунал должен посвятить свои усилия исследованию утверждений армянского народа. В конце концов, основное обвинение в резне отнесено к событиям, которые имели место 69 лет назад -в 1915 г. Трибунал убежден, что его долг включает придание юридической силы историческим обидам, если они никогда не выносились надлежащим образом на судебное слушание и не были признаны в надлежащей форме соответствующим правительством.

В этом случае основа для изучения и оценки этих армянских утверждений особенно убедительна. Каждое турецкое правительство, начиная с 1915 г., отказывалось вступить в открытую полемику в связи с обвинением в совершении геноцидных деяний и с необходимостью нести за них ответственность.

На недавних международных форумах и научных конференциях Турецкое правительство предпринимало согласованные усилия с целью воспрепятствовать расследованию или признанию геноцида армян.

Более того, нынешнее Турецкое правительство не обращает внимания на эти самые серьезные обвинения в уничтожении армянского народа. В то время, как выдвигаются даже новые обвинения в том, что нынешнее Турецкое правительство продолжает эту политику уничтожения.

Особенно уместны в этом отношении обвинения в сознательном уничтожении, осквернении и безразличии к памятникам армянской культуры и культовым сооружениям. Трибунал придерживается мнения, что в настоящее время надлежит рассмотреть обвинения в преступлении геноцида и, если они будут установлены, то должны быть надлежащим образом и открыто признаны руководителями несущего за это ответственность государства. Жертвы преступления геноцида вправе получить законное возмещение даже после истечения столь долгого времени, хотя это возмещение должно, конечно, учесть нынешние обстоятельства.

Здесь уместна также позиция тех, кто пережил геноцид, и их потомков. Каждый народ справедливо настаивает и добивается официального признания судебными властями преступлений и несправедливостей, совершенных в отношении этого народа. Чем более жестокие формы принимает эта несправедливость и чем дольше ее скрывают, тем сильнее желание добиться ее признания. Трибунал отмечает с сожалением, что разочарование, вызванное этим отказом признать совершенное, по-видимому способствует обращению к террористическим актам против турецких дипломатов и других лиц. Трибунал надеется облегчить конструктивный процесс признания армянской реальности, которая может (как возможный результат) привести к урегулированию конфликта, либо внесения в него элемента умеренности.

Геноцид -самый худший из мыслимых преступлений государства. Часто ответственность государства обеспечивается отчетностью перед другими государствами и международными структурами, включая Организацию Объединенных Наций, состоящую исключительно из государств. Одна поразительная особенность того, что случилось с армянами, это -ответственность других государств, которые по геополитическим соображениям совместно с Турецким правительством пытаются не допустить, даже на этой поздней стадии, проведения тщательного расследования и вынесения юридического решения.

Постоянный Трибунал Народов был создан, в частности, для того, чтобы преодолеть моральные и политические слабости государств как инструментов правосудия. Трибунал рассмотрел жалобы армян именно из-за долгого молчания организованного международного сообщества и особенно из-за соучастия ведущих западных государств (за исключением Франции), которые поддерживают разного рода экономические, политические и военные связи с турецким государством.

Трибунал действует также потому, что он глубоко обеспокоен проявлениями в мире геноцида и геноцидного подхода. Как члены Трибунала, мы считаем, что открытое и объективное документирование обвинений в геноциде способствует процессу признания. Раскрытие и разоблачение факта геноцида создает определенные трудности для тех, кто намерен скрыть все это, чтобы сохранить существующее положение вещей. Приданием юридической силы обидам жертв геноцида Трибунал способствует поддержанию достоинства страдающих людей и оказывает поддержку в их постоянной борьбе. Само признание геноцида является фундаментальным средством борьбы против него. Признание является само по себе подтверждением права народа обеспечить на основе международного права свое существование.

 

Факты

  1. I. ИСТОРИЧЕСКОЕ ВВЕДЕНИЕ

<…>

С 1878 г. после Русско-турецкой войны Армянский вопрос стал фактором в Восточном вопросе. Статья 16 Сан-Стефанского договора (1878) предусматривала проведение в армянских районах серии реформ, гарантом которых выступала Россия. Однако после изменения характера союзов Берлинский договор (1878) освободил Турцию от части ее обязательств и обязал Великобританию наблюдать за проведением реформ; но они не были осуществлены.

В среде армян начало возникать революционное движение (дашнакская и гнчакская партии). После Сасунского восстания в 1894 г. в восточных провинциях и в Константинополе по приказу Султана Абдул Гамида было вырезано приблизительно 300 000 армян. После протеста Держав последовали новые обещания провести реформы, которые снова не были выполнены; партизанская борьба («федаинов») продолжалась. С начала века армянские революционеры начали также сотрудничать с партией младотурок в разработке федералистского устройства империи. После надежд, порожденных революцией 1908 г., младотурецкая идеология под влиянием приобретенной власти и внешних событий, а также под давлением радикального крыла организации, стала развиваться в сторону обретения исключительного национализма, который нашел свое выражение в пан-тюркизме и туранизме.

Положение армян в восточных провинциях не изменилось ни в результате революционного свержения Абдул Гамида в 1909 г. (резня в Адане), ни в результате требований проведения реформ, с которыми вновь выступили Державы Антанты. Эти требования были в конечном итоге услышаны в феврале 1914 г. и были назначены два инспектора для наблюдения за их претворением в жизнь. Это назначение рассматривалось Оттоманским правительством как неприемлемое вмешательство.

Когда началась Первая мировая война, Оттоманская империя не сразу определилась, к какой стороне ей присоединиться. В начале ноябре 1914 г. под давлением Германии она присоединилась к союзу Центральных Держав. Это решение поставило армян в трудное положение. Они занимали территорию, которую Турция считала жизненно важной для реализации туранистских империалистических амбиций в отношении народов Закавказья и Центральной Азии. К тому же, разделение армянского народа между Оттоманской империей (2 000 000 армян) и Россией (1 700 000) неизбежно означало, что две части одного народа оказались на противостоящих друг другу сторонах. На Восьмом съезде Армянской революционной федерации в Эрзеруме в августе 1914 г., дашнакская партия отвергла призыв младотурок вести подрывные действия среди русских армян. С начала войны турецкие армяне вели себя в общем как лояльные подданные, сражаясь в рядах турецкой армии. Русских армян, со своей стороны, обычно призывали в русскую армию и отправляли сражаться на европейских фронтах. В первые месяцы войны русские армяне вступали в добровольческие отряды, которые действовали как разведчики царской армии -это был русский ответ на планы турок, предложенные армянам в Эрзеруме несколькими месяцами ранее.

Отказ съезда в Эрзеруме и создание этих добровольческих батальонов были использованы младотурками для обвинения армян в мнимом предательстве. Энверу, назначенному Верховным главнокомандующим турецкими вооруженными силами, удалось вторгнуться в Закавказье в середине зимы, но он понес поражение у Сарыкамыша от русской армии. Свою роль сыграли и погодные условия. Из 90-тысячной турецкой Третьей армии спаслись лишь 15 000 человек. После сокрушительного поражения на Кавказе начались антиармянские действия.

 

  1. II. ГЕНОЦИД

В январе 1915 г. армянские солдаты и жандармы были разоружены, собраны в рабочие группы по 500-1000 человек для ведения дорожно-ремонтных или погрузочных работ; затем их партиями уводили в отдаленные районы и убивали. Но только в апреле начал реализовываться план, причем сменяющие друг друга фазы осуществлялись в строгой последовательности. Первый сигнал относительно депортации был подан в начале апреля в Зейтуне, в районе, не имеющем никакого непосредственного стратегического значения. И только позже депортация начала проводиться в приграничных провинциях.

Предлогом, использованным для массовой депортации, послужило движение сопротивления армян в Ване. Вали Вана Джевдет разграбил близлежащие армянские деревни, и ванские армяне организовали оборону города. Их спасло успешное наступление русских войск, впереди которых шли армянские добровольцы с Кавказа. После захвата Вана 18 мая русские войска продолжали продвижение вперед, но в конце июня были остановлены контрнаступлением турецких войск. Таким образом, армяне Ванского вилайета смогли отступить и избежать уничтожения.

Когда весть о Ванском восстании достигла Константинополя, Комитет Единения и Прогресса (Иттихад) воспользовался этим случаем. Около 650 выдающихся личностей, писателей, поэтов, юристов, врачей, священников и политических деятелей были арестованы 24 и 25 апреля 1915 г., затем депортированы и убиты в последующие месяцы. Таким образом было осуществлено практически полное и сознательное уничтожение почти всей армянской интеллигенции того времени.

Начиная с 24 апреля и следуя четкому расписанию, правительство издавало приказы депортировать армян из восточных вилайетов. Поскольку Ван был занят русской армией, то депортация осуществлялась только в шести вилайетах -Трапезунда, Эрзерума, Битлиса, Диарбекира, Харпута и Сиваса. Практическое осуществление этого плана было поручено «Специальной организации», укомплектованной из обычных преступников и заключенных, обученных и экипированных Комитетом Единения и Прогресса. Эта полуофициальная организация, которую возглавлял Бехаеддин Шакир, находилась под исключительной властью иттихадского центрального комитета. Константинополь направлял директивы вали, каймаканам, а также местным деятелям «Специальной организации», которые имели дискреционную власть перемещать либо увольнять любого не сотрудничающего с ними жандарма или чиновника. Методы, которыми пользовались, порядок, по которому эвакуации подвергались города, и маршруты, избранные для колонн депортируемых, -все это подтверждает существование центрального командного пункта, контролировавшего развертывание программы депортации. Приказы о депортации объявлялись публично, либо вывешивались в каждом городе и поселке. Семье предоставлялось два дня для сборов немногих личных вещей, ее собственность конфисковывалась либо быстро распродавалась. Первым шагом был обычно арест знатных людей, членов армянских политических партий, священников и молодых людей, которых силой принуждали подписывать надуманные признания, затем тайно уничтожали мелкими группами. Колонны депортированных формировались из стариков, женщин и детей. В более отдаленных деревнях целые семьи вырезались, их дома поджигались либо захватывались. У побережья Черного моря и на реке Тигр у Диарбекира баржи набивались людьми до отказа, и затем их топили. С мая по июль 1915 г. турецкие солдаты и жандармы, банды «Специальной организации» (чете) и другие грабили и мародерствовали в восточных провинциях. Турецкие власти терпимо относились и поощряли эти грабежи, мародерство, пытки и убийства и в то же время жестоко наказывали за любую попытку защитить армян.

Невозможно было сохранить в тайне эту операцию. Получив информацию от миссионеров и консулов, Державы Антанты потребовали 24 мая от Турецкого правительства прекращения резни, за которую они считали лично ответственными членов правительства. Турция объявила о депортации официально, издав декрет, приведя в качестве предлога измену, саботаж и террористические акты со стороны армян.

Депортация была фактически лишь завуалированной формой уничтожения. Самых сильных уничтожали до депортации. Голод, жажда и резня косили колонны депортируемых. Тысячи мертвых тел сваливались в кучу вдоль дорог. Трупы висели на деревьях и телеграфных столбах; воды рек несли изуродованные тела и выбрасывали их на берег. Из первоначальной численности армянского населения семи восточных вилайетов 1 200 000 человек приблизительно 300 000 смогли воспользоваться русской оккупацией, чтобы добраться до Кавказа; остальные были убиты на месте или депортированы, около 200 000 женщин и детей были выкрадены. До того места в Алеппо, где собирались колонны депортированных, добрались не более 50 000 оставшихся в живых.

В конце июля 1915 г. правительство начало депортировать армян Анатолии и Киликии, перемещая население из районов, которые были далеки от фронта и где присутствие армян не могло бы считаться угрозой для турецкой армии. Депортированных гнали на юг колоннами, которые таяли в пути. Из Алеппо выживших отправляли дальше на юг, в пустыни Сирии и Месопотамии на юго-западе. В Сирии лагеря сбора были разбиты в Хама, Хомсе и близ Дамаска. В этих лагерях помещались около 120 000 беженцев, большинство которых пережило войну и было репатриировано в Киликию в 1919 г. С другой стороны армян гнали вдоль Евфрата все дальше по направлению к Дейр-эль-Зор; приблизительно 200 000 человек достигли места назначения. Между мартом и августом 1916 г. из Константинополя поступили приказы уничтожить последних оставшихся в живых и находящихся в лагерях вдоль железной дороги и берегов Евфрата.

Тем не менее в Турции все еще оставалось какое-то число армян. В провинциях несколько армянских семей, в большинстве своем протестантских и католических, спаслись от смерти усилиями американских миссионеров и Апостольского Нунция. В нескольких случаях армян спасало решительное вмешательство турецких официальных лиц, либо их укрывали у себя курдские или турецкие друзья. Армяне Константинополя и Смирны также избежали депортации. Наконец, были случаи сопротивления (в Урфе, Шабин-Карахисаре, Муса-даге). Всего, включая тех, кто нашел убежище в России, число выживших в конце 1916 г. может быть, по подсчетам, 600 000 из общей численности армянского населения в 1914 г., составлявшего, по данным А. Тойнби, 1 800 000 человек.

В Восточной Анатолии исчезло все армянское население. Немногие выжившие резню нашли убежище в Сирии и Ливане, в то время как другие добрались до русской Армении. В апреле 1918 г., чтобы обойти условия Брест-Литовского договора, предусматривавшие передачу Турции большевистской Россией Батума, Карса и Ардагана, Закавказье провозгласило независимость, создав просуществовавшую недолго федерацию, которая в мае 1918 г. распалась на три республики: Грузию, Армению и Азербайджан.

После своего поражения в ноябре 1918 г., Турция признала Армянское государство и даже передала ему в следующем году вилайеты Карс и Ардаган.

Все союзные правительства неоднократно торжественно обещали устами своих представителей -Ллойд Джорджа, Клемансо, Вильсона и др. -обеспечить торжество справедливости для «армянского народа-страдальца».

В апреле 1920 г. Конференция в Сан-Ремо предложила США согласиться на мандат на Армению и, каково бы ни было решение США, просила Президента Вильсона определить границы Армянского государства и решила, что по мирному договору с Турцией он будет арбитром в вопросе о турецко-армянской границе.

Севрский договор (10 августа 1920 г.), который признал Армянское государство и одобрил границы, установленные Президентом Вильсоном, не решил, однако, Армянский вопрос. Этот Договор был подписан правительством в Константинополе. Он выделил значительные части Анатолии итальянцам, британцам и французам, а также установил благоприятные условия для греков в районе Эгейского моря и был неприемлем для Мустафы Кемаля, который отверг его. Республика Армения под руководством социалистической Армянской революционной федерации (дашнаки) вскоре оказалась зажатой между наступавшими кемалистами и большевистской Россией. Когда 22 ноября 1920 г. Президент Вильсон официально определил территориальные пределы нового государства, республика доживала последние несколько дней. Турция заполучила вновь вилайеты Карс и Ардаган (по Александропольскому договору), а то, что осталось от Армении (около 30 000 кв. км), стало советским 2 декабря 1920 г.

24 июля 1923 г. Великие Державы и новая Республика Турция подписали Лозаннский договор, причем в нем не упоминались ни Армения, ни права армян. Армянский вопрос был закрыт.

 

III. СВИДЕТЕЛЬСТВА

Трибунал призван вынести суждение по обвинению в геноциде на основе событий 1915-1916 гг.

Трибунал считает, что факты, представленные выше, установлены на базе убедительного и соответствующего действительности свидетельства. Это свидетельство было представлено и изучено в различных докладах, заслушанных Трибуналом, которому были представлены многочисленные документы.

Почти исчерпывающая библиография этих источников составлена профессором Р.Г. Ованнисяном («Армянский холокост», Кембридж, шт. Массачусетс, 1981 г.).

Не считая оттоманских архивов, которые недоступны, главными документами являются:

-Германские архивы, которые, учитывая положение Германии как союзника Оттоманской империи, имеют первостепенное значение. Особенно стоит отметить доклады и личные наблюдения Йоганнеса Лепсиуса, д-ра Армина Вегнера из благотворительной организации «Дейчер Хилфсбунд», д-ра Якоба Кунцлера, журналиста Штурмера, д-ра Мартина Нипаге, миссионера Эрнста Кристофеля и генерала Лимана фон Сандерса; последний рассказывал, как армянское население Смирны и Адрианополя было спасено в результате его личного решительного вмешательства.

-Сообщения германских дипломатов и консульских сотрудников, которые были очевидцами условий рассеивания армян в Эрзеруме, Алеппо, Самсуне и т.д. Американские архивы, которые также содержат весьма обильный материал в подтверждение вышеизложенного (сообщения миссионеров, консулов и благотворительных организаций) и документ Государственного департамента «Внутренние дела Турции, 1910-1919 гг. Расовые проблемы» и мемуары американского Посла в Константинополе Генри Моргентау.

-«Синяя книга» британских властей об этих событиях, опубликованная в 1916 г. виконтом Брайсом.

Протоколы суда над юнионистами (иттихадистами) по обвинению, предъявленному Турецким правительством после поражения Оттоманской империи.

К этому судебному процессу, который состоялся в период между апрелем и июлем 1919 г., Турецкое правительство собрало свидетельства о депортации и резне и судило военным судом ответственных за это -в большинстве случаев в их отсутствие. Суд осудил большнство обвиняемых, в том числе Талаата, Энвера и Джемаля, которые были приговорены к смерти in absentia.

-Доклады, представленные Трибуналу четырьмя пережившими резню, которые были детьми в период этих событий.

 

  1. IV. ТУРЕЦКИЕ ДОВОДЫ.

Трибунал изучил турецкие доводы как они изложены в представленных документах.

Отказ Турецкого правительства признать геноцид армян основывается, по существу, на следующих аргументах: более низкая численность умерших; ответственность армянских революционеров; контробвинения; отрицание преднамеренности.

Численность армян, живших в Оттоманской империи в 1914 г., определяется по-разному: 2 100 000 -по данным Армянского Патриархата; 1 800 000 -по данным А. Тойнби; и около 1 300 000 -по турецким данным. Несмотря на разный подсчет числа жертв, армяне и почти все западные эксперты соглашаются в вопросе о соотношении: погибло приблизительно две трети армянского населения. Турки утверждают, что последствия «перемещения» были гораздо меньших масштабов и привели к исчезновению 20-25 процентов населения из-за в целом тяжелых условий жизни в период войны. Турецкое государство также указывает, что потери со стороны мусульман были бoльшими. Этот довод, похоже, игнорирует тот факт, что армяне почти полностью исчезли из Анатолии. Население Турции составляет в настоящее время около 45 млн. человек, из них армяне составляют менее 100 000.

Для того чтобы снять с себя ответственность, Турецкое правительство утверждает, что армяне занимались подстрекательством к мятежу и фактически совершали акты измены в период войны. Однако Трибунал выявил, что единственными вооруженными выступлениями, предпринятыми в пределах Оттоманской империи, были восстание в Сасуне и движение сопротивления в Ване в апреле 1915 г.

Другой аргумент, выдвинутый турецким государством, сводится к обвинению, что именно армяне якобы совершили геноцид против турок. Верно, что в 1917 г. (т.е. более года спустя после завершения депортации и уничтожения армян) несколько турецких деревень были уничтожены армянскими войсками. Трибунал считает, что эти акты, как бы они ни заслуживали порицания, нельзя считать геноцидом. Трибунал отмечает, что эти акты были совершены спустя значительное время после массовой резни, которой подверглись армяне.

Наконец, турецкое государство отвергает обвинения в преднамеренности, ставя под сомнение достоверность пяти телеграмм, посланных Министром внутренних дел Талаатом и подлинность которых была признана экспертами, назначенными Судом во время судебного процесса по делу Согомона Тейлиряна в Берлине -Шарлоттенбурге в 1921 г. Тейлирян был оправдан за убийство Талаата из-за преступлений против человечности, совершенных младотурецким правительством. Германский Посол Вангенгейм со своей стороны не оставил сомнения еще 7 июля 1915 г. в том, что касается преднамеренности происходивших событий: «Сложившееся положение и то, каким образом осуществляется это перемещение, показывают, что правительство в действительности преследует цель полного уничтожения армянской нации в пределах Турецкой империи». (Докладная записка относительно распространения депортационных мер на провинции, не подвергавшиеся угрозе вражеского вторжения [№ 106 в сборнике «Deutschland und Armenien, 1914-1918], в архивах Вильгельмштрассе и опубликованные священником Лепсиусом).

В 1971 г. Комиссия ООН по правам человека поручила своему Подкомитету по предотвращению дискриминации и защите меньшинств, состоящему из независимых экспертов, «изучить вопрос о предупреждении и наказании преступления геноцида».

В 1973 и 1975 гг. два предварительных доклада, которые были представлены Подкомитету специальным докладчиком, содержали параграф 30, который гласил: «В современный период внимание должно быть обращено на наличие достаточно обильной документации, касающейся резни армян, которая считается первым геноцидом в ХХ веке».

В окончательном докладе, внесенном в Комиссию в 1979 г., вышеуказанный параграф 30 был опущен.

Председатель Комиссии заметил, что исключение этого параграфа вызвало такую волну протестов, что последствия такого решения принимают масштабы, которые, по-видимому, не предвидел сам автор. Поэтому он порекомендовал докладчику, когда его доклад будет окончательно отредактирован, иметь в виду эту реакцию и заявления, сделанные членами Комиссии в связи с его изъятием.

Специальный докладчик никогда больше не возвращался к этой работе, и Подкомитет во исполнение Резолюции 1983/33 Экономического и Социального Совета назначил другого специального докладчика, поручив ему полностью пересмотреть и дополнить новыми материалами исследование вопроса о предупреждении и наказании преступления геноцида.

Трибунал выяснил, что Турецкая делегация, выступая против принятия вышеупомянутого параграфа 30, по существу, выдвинула следующие доводы:

-приводимые факты являются искажением исторической правды;

-термин «геноцид» неприменим, поскольку события, о которых идет речь, были не резней, а актами войны;

-и, наконец, что возвращение к событиям, которые произошли еще в начале века, способствовало бы порождению вражды.

По первым двум пунктам, касающимся фактов и закона, Трибунал изучил доводы, представленные по рассматриваемому им делу, и считает, что, поступая таким образом, он способствовал исполнению желания Комиссии ООН по правам человека, чтобы были предприняты усилия, позволяющие Подкомитету завершить свою задачу, приняв во внимание все материалы, которые были представлены.

По третьему пункту Трибунал может лишь заметить, что отказ принять параграф 30, приведенный выше, отнюдь не рассеивая тревогу, дал пищу для эмоциональной реакции.

 

По праву

  1. О ПРАВАХ АРМЯНСКОГО НАРОДА

Трибунал отмечает, что группы армянского населения, которые были жертвами резни и других зверств, о которых было сообщено ему, составляют народ в понимании международного права.

Сегодня этот народ имеет право на самоопределение в соответствии со Статьей 1, параграф 2 Устава ООН и положениями Всеобщей декларации прав народов, принятой в Алжире 4 июля 1976 г. На международном сообществе и, главным образом, на ООН лежит обязанность принять все необходимые меры, чтобы обеспечить соблюдение этого фундаментального права, в том числе меры, главной целью которых должно быть обеспечение условий, позволяющих эффективно осуществить это право.

Трибунал хочет подчеркнуть особые обязательства, которые возложены на турецкое государство в этом отношении, вытекающие из общей нормы международного права, а также из отдельных договоров, которые оно подписало приблизительно сто лет назад. В связи с этим Трибунал обращает особое внимание на тот факт, что в силу Статьи 61 Берлинского договора вышеупомянутое государство обязалось еще в 1878 г. предоставить армянскому народу Оттоманской империи режим, гарантирующий его право развиваться в обстановке безопасности под наблюдением международного сообщества. Трибунал также отмечает, что обещания о самоопределении, которые были даны армянскому народу во время Первой мировой войны, не были выполнены, поскольку международное сообщество в нарушение норм права позволило, чтобы исчезло армянское государство, которое в принципе было бесспорно признано Союзными и Объединившимися Державами, а также самой Турцией в Батумском договоре.

Тот факт, что право этого государства на мирное существование в пределах признанных границ в качестве члена международного сообщества -так же, как и право армянского населения на мирное существование в пределах Оттоманской империи, -не было соблюдено, не может рассматриваться как эффективное погашение прав армянского народа или как освобождение международного сообщества от его ответственности перед этим народом.

Трибунал отмечает, что судьба народа никогда не может считаться чисто внутренним делом, полностью подвластным прихотям, какими бы благонамеренными они ни были, суверенных государств. Фундаментальные права этого народа прямо касаются международного сообщества, которое вправе и обязано обеспечить, чтобы эти права уважались, особенно когда они открыто отрицаются одним из членов сообщества.

В этом конкретном случае этот вывод подтверждается и тем, что даже до того, как право народов на самоопределение было четко подтверждено Уставом ООН, права армянского народа уже были признаны соответствующими государствами и поставлены ими под наблюдение представителей международного сообщества.

 

  1. II. ОБ ОБВИНЕНИИ В ГЕНОЦИДЕ

а) Общие правила, применимые к обвинениям в геноциде

Согласно Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него, которая была принята Генеральной Ассамблеей ООН 9 декабря 1948 г., геноцид является «преступлением, которое нарушает нормы международного права», «независимо от того, совершается ли он в мирное или военное время» (Статья I).

Геноцид означает любой из следующих актов, совершенных с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую:

а) убийство членов группы;

  1. b) причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы;

с) предумышленное создание для такой группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее;

  1. d) меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы;

е) соучастие в геноциде.

(Статья II)

Согласно Статьи III:

Наказуемы следующие деяния:

а) геноцид;

  1. b) заговор с целью совершения геноцида;

с) прямое и публичное подстрекательство к совершению геноцида;

  1. d) покушение на совершение геноцида;

е) соучастие в геноциде.

Наконец, Статья IV предусматривает, что лица, совершающие геноцид или какие-либо другие из перечисленных выше деяний, подлежат наказанию «независимо от того, являются ли они ответственными по конституции правителями, должностными или частными лицами».

Трибунал считает, что эти положения [Конвенции ООН о предупреждении преступления геноцида и наказании за него] должны быть признаны как нормы, определяющие обстоятельства, при которых геноцид должен быть наказуем в соответствии с международным правом, несмотря на тот факт, что существуют некоторые более широкие определения.

Эта Конвенция вступила в силу 12 января 1951 г. и была ратифицирована Турцией 31 июля 1950 г. Однако из этого не следует делать вывод, что акты геноцида не могут быть объектом предъявления обвинения на основании права, если такие акты были совершены либо до вступления в силу Конвенции или в пределах территории государства, которое не ратифицировало Конвенцию. Хотя верно то, что Конвенция налагает на подписавшие государства обязательство предотвратить либо наказать преступление, которое не определено в каком-либо другом документе, тем не менее она должна рассматриваться как декларирующий закон в такой же степени, в какой она осуждает сам геноцид.

Эта декларирующая сила документа следует из формулировок самой Конвенции. Договаривающиеся стороны, признавая в Преамбуле, «что на протяжении всей истории геноцид приносил большие потери человечеству», подтверждают в Статье 1, что геноцид является преступлением, которое нарушает нормы международного права. Это подтверждение неизбежно подразумевает, что эта категория преступления существовала и до 9 декабря 1948 г. Более того, это общепризнано в доктрине международного права, которая отражает неоспоримое коллективное правосознание государств. Не имеет значения, что сам термин «геноцид» был введен только недавно. Единственное, что имеет значение -это то, что акты, которые этот термин описывает, признавались преступными давным-давно.

Поскольку признается такая декларирующая сила, Трибуналу не нужно определять точную дату принятия нормы, объявляющей вне закона геноцид, кодифицированный Конвенцией. Для целей, которые ставит перед собой этот Трибунал, достаточно установить, что эта норма, бесспорно, действовала в то время, когда были совершены описанные избиения. Из совершенных дел и из заявлений, которые были сделаны по поводу Армянского вопроса -независимо от того, могли ли быть или были ли они по каким-то соображениям обоснованы, -действительно следует, что «законами человечности» осуждалась политика систематического уничтожения армян, которую проводило Оттоманское правительство. В связи с этим Трибунал желает подчеркнуть, что такие законы -какой бы настоятельной ни была необходимость их формализации в настоящий момент -не просто отражают императивные правила морали или этики; они выражают также позитивные юридические обязательства, которые государства не могут игнорировать под тем предлогом, что они не были выражены официально в договорах, как это подтверждается, например, клаузулой Мартенса в области законов ведения войны. Более того, осуждение преступлений, совершенных в Первую мировую войну, говорит о том, что государства исходят из того, что такие преступления юридически не могут быть допустимы, хотя никакие писаные правила прямо не запрещали их.

Трибунал напоминает в связи с этим, что такое осуждение выражалось как в отношении преступлений против человечности, так и военных преступлений; следует также подчеркнуть, что статья 230 Севрского договора особо указала на ответственность Турции за резню, совершавшуюся на турецкой территории. Конечно, этот договор не был ратифицирован, и требования о наказании, которое он предусматривал, поэтому никогда не были выполнены. Однако сам этот факт не умаляет очевидный для нас факт, который явствует сегодня из содержания договора, что государства в то время действительно осознавали противозаконность преступления, которое мы сейчас называем геноцидом.

По этим основаниям Трибунал считает, что геноцид уже был запрещен в праве со времени первых избиений армянского населения, поскольку Конвенция 1948 г. лишь формально изложила, дав ей действительно квалифицированную формулировку, норму права, которая применима к фактам, создавшим основу обвинений, представленных на рассмотрение этого Трибунала.

  1. b) Обвинение в геноциде армянского народа

Следующие замечания кажутся необходимыми при рассмотрении представленных Трибуналу доказательств, суть которых приводится ниже.

Не может быть сомнения, что армяне составляют национальную группу, которая соответствует определению, данному в норме, объявляющей геноцид вне закона. Этот вывод тем более очевиден, что они составляют народ, пользующийся правом на самоопределение, что неизбежно подразумевает, что они составляют также группу, уничтожение которой запрещено в силу нормы, имеющей отношение к геноциду.

Нет сомнения в отношении реальности физических актов, составляющих геноцид. Факт убийства членов группы, причинение серьезных телесных или умственных расстройств и создание для этой группы жизненных условий, неизбежно влекущих за собой их смерть, убедительно доказаны с помощью полных и однозначных свидетельств, представленных Трибуналу. При рассмотрении этого дела Трибунал сосредоточил свое внимание в первую очередь на резне, совершавшейся в период между 1915 и 1917 г., которые были самым экстремальным проявлением политики, явным предвестником которой были события 1894-1896 гг.

Установлено также наличие конкретного намерения уничтожить группу как таковую, что является особым элементом состава преступления геноцида. Представленные доклады и документальные свидетельства ясно указывают на политику методического уничтожения армянского народа, что подтверждает наличие конкретного намерения, о котором говорится в статье II Конвенции от 9 декабря 1948 г.

Политика проявилась в действиях, которые, без сомнения, относились к турецким или оттоманским властям, особенно во время резни 1915-1917 гг. При этом Трибунал отмечает, что кроме зверств, совершенных официальными властями, последние использовали также злонамеренную пропаганду и другие средства, чтобы побуждать гражданское население совершать акты геноцида против армян. Отмечается также, что власти вообще воздерживались от вмешательства, не пытаясь предотвратить бойню, хотя они были в состоянии сделать это или наказать виновных (не считая суда над юнионистами). Такая позиция равносильна поощрению преступления и преступной халатности и должна быть осуждена так же строго, как и фактически совершенные преступления; она конкретно подпадает под действие права, запрещающего геноцид.

Исходя из представленных свидетельств, Трибунал считает беспочвенными различные утверждения (восстание, измена и т.д.), высказанные Турецким правительством для оправдания резни. В любом случае подчеркивается, что даже если бы такие измышления подтвердились, они ни в коем случае не могли служить оправданием совершенной резни. Геноцид -это преступление, в отношении которого не признаются никакие основания для отговорок или оправданий.

По этим причинам Трибунал приходит к выводу, что обоснованность обвинения в геноциде армянского народа, выдвинутое против турецких властей, фактически установлена.

с) Последствия геноцида

Трибунал напоминает, что, как и в случае со всеми другими преступлениями против человечности, геноцид по своему определению является преступлением, к которому на основании общего международного права нельзя применить срок давности, как это подтверждено Конвенцией о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечности, которая была принята Генеральной Ассамблеей ООН 26 ноября 1968 г.

Все те, кто несет ответственность за резню, независимо от того, «являются ли они ответственными по конституции правителями, должностными или частными лицами», подлежат, таким образом, наказаниям, которые государства обязаны применить, для того чтобы соблюсти гарантии, связанные с осуществлением правосудия.

Геноцид является не только уголовно наказуемым преступлением, но и нарушением международного права, за которое турецкое государство должно нести ответственность. Его первый долг, проистекающий из этого положения, сводится к возлагаемому на него основному обязательству признать факты, не пытаясь при этом лицемерить, и выразить сожаление о совершении преступления. Это само по себе означало бы минимальное возмещение неисчислимого морального ущерба, который понесла армянская нация.

Трибунал желает обратить особое внимание на тот факт, что международная практика применительно к турецкому государству со времени этих событий дает достаточное юридическое основание, чтобы установить, что идентичность и континуитет этого государства не были затронуты потрясениями, имевшими место в истории этой страны со времени распада Оттоманской империи. Ни его территориальные потери, ни реорганизация его политической системы не были такими, чтобы изменить его преемственную идентичность как субъекта международного права. Следовательно, нельзя считать, что последующие турецкие правительства после установления кемалистской республики вправе отказываться от признания ответственности, которая остается на государстве, представляемом ими в международном сообществе.

Трибунал далее отмечает, что ничто в заявлениях или в поведении армянского народа или государств, разделяющих ответственность за обеспечение его прав, можно представить как намек на их отказ от права предъявлять обвинение тем, кто повинен в геноциде. Поэтому нынешнее Турецкое правительство, подобно своим предшественникам, обязано признать свою ответственность за геноцид.

Преступление подобного характера нарушает обязательства, которые настолько важны для международного сообщества, что авторы недавнего проекта Статьи об ответственности государств справедливо охарактеризовали это как «международное преступление государства» в контексте права об ответственности государств; другими словами -это больше не рассматривается в контексте обыкновенной нормы уголовного права. В результате, и как на самом деле подтверждается специальными обязательствами международного сообщества по отношению к армянскому народу, любой член этого сообщества имеет право призвать турецкое государство отчитаться по своим обязательствам, и, в частности, добиваться официального признания геноцида, если Турция будет продолжать отрицать его. К тому же он имеет право принять любые меры по поддержке и оказанию помощи армянскому народу, как это предусмотрено международным правом и Алжирской декларацией, не будучи при этом обвиненным в недозволенном вмешательстве в дела другого государства.

Наконец, долг международного сообщества в целом и особенно через ООН признать геноцид и помочь армянскому народу в этом отношении. Действительно, нельзя считать допустимым преступление против одного из народов, который ООН обязана защищать таким же образом, как и любое государство, входящее в эту организацию; в равной степени нельзя терпеть дальше преступное отрицание этого преступления.

Геноцид армян, который имел место в период Первой мировой войны, был первым актом такого рода в столетии, в течение которого геноцид и связанные с ним ужасы стали, увы, широкораспространенным явлением.

Совершение таких зверств не ограничивается обществами, которые определенно можно считать слаборазвитыми. Напротив, в ряде случаев эти зверства совершались странами, считающимися вообще самыми развитыми и самыми современными в научном отношении. Фактически, самый значительный пример во всем ХХ в. связан с использованием современной технологии и изощренной организации в ходе геноцида нацистами европейских евреев, который вызвал почти немыслимые человеческие страдания и который в конечном итоге привел к уничтожению почти шести миллионов человек.

На предыдущих сессиях Трибунал имел возможность осудить геноцид, совершенный против народа Сальвадора (решение, принятое 11 февраля 1981 г.), народ маубере в Восточном Тиморе (решение, принятое 21 июня 1981 г.) и индейское население Гватемалы (решение, принятое 31 января 1983 г.).

Трибунал отмечает, что одним из самых серьезных последствий и одним из самых тревожных воздействий геноцида -не говоря уже о непоправимом зле, которое совершается над его непосредственными жертвами -является деградация и извращение человечества в целом.

 

По этим причинам

в ответ на вопросы, которые были поставлены перед ним, Трибунал настоящим считает, что:

-армянское население составляло и составляет народ, фундаментальные права которого, как индивидуальные, так и коллективные, должны и будут уважаться в соответствии с международным правом;

-уничтожение групп армянского населения посредством депортации и резни составляет преступление геноцида, которое не имеет срока давности по определению Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него от 9 декабря 1948 г. Что касается осуждения этого преступления, то вышеуказанная Конвенция декларирует существующее право и включает нормы, которые уже действовали в то время, когда инкриминировались эти акты;

-младотурецкое правительство повинно в этом геноциде, в том, что касается действий, совершенных в период между 1915 и 1917 г.;

-геноцид армян является также «международным преступлением», за совершение которого турецкое государство должно нести ответственность и не ссылаться на нарушение континуитета как предлог, чтобы избежать этой ответственности;

-эта ответственность подразумевает прежде всего обязательство признать официально факт этого геноцида и ущерб, который в результате него понес армянский народ;

-ООН и каждый из ее членов имеют право требовать этого признания и помочь армянскому народу в этом отношении.

 

__________________________

 

*Печатается по: A Crime of Silence. The Armenian Genocide: Permanent Peoples Tribunal. Pierre Vidal-Naquet, preface, Gerard Labiridian. London: Zed Books, 1985.

Please follow and like us: