REGNUM: Эрдоган может стать заместителем председателя Си по исламу

Аннотация
Ход событий ведет Анкару к поискам нового места в мировой и региональной политике. В турецком случае смена националистической ориентации может привести к синтезу исламизма с марксизмом.

Сбываются пророчества известного английского обозревателя Стюарта Джеффриза, который писал в The Guardian, что когда «капитализм во всем мире стает переживать глобальный кризис, все станут искать ему альтернативы, обращая взоры к марксизму, и одному только Богу известно, чем это может закончиться».

Действительно, даже в Турции заметно повышается интерес к марксизму, его базовые понятия введены в университетские курсы по экономике, а сама идеология марксизма уже не считается запретной. Более того, в Турции периодически начинают переиздавать труды Карла Маркса. При этом в издательствах утверждают, что тот же «Капитал» не представляет «для общества никакой политической опасности, так как страны, которая импортировала марксизм — СССР — уже не существует, а возрастающий интерес к марксизму связан даже не с финансовым кризисом, поразившим мировую экономику, а иными, новыми политическими и геополитическими обстоятельствами». Турецкое издание Usak, обозначая падение влияния в мире прежних западных сил в лице США и Европы, предвидит неизбежный крен страны «в сторону Азии, прежде всего Китая». Оно высказывает предположение, что выстраивать отношения по линии Анкара — Пекин «на безыдейной неолиберальной основе, как это удается с Москвой, выйти на необходимый уровень взаимодействия может не получиться». Даже несмотря на то, что китайские политические, дипломатические и научные круги оценивают Турцию как азиатскую страну, занимающую выгодную стратегическую позицию в мире и обладающую политической и экономической устойчивостью, которая представляет собой «зону перехода» в межрегиональном пространстве.

В этой связи многие турецкие эксперты считают необходимым изучить опыт взаимодействия основателя современной Турецкой Республики Мустафы Кемаля с московскими большевиками в 1920-х годах прошлого века и попытаться ретранслировать его и на Китай. Это сейчас многие востоковеды усматривают определенные угрозы в стремлении Анкары возглавить процессы формирования единого «тюркского мира». А когда-то этот геополитический проект активно поддерживался московскими большевиками, мечтавшими о «мировой революции». Что же касается Кемаля, то он даже пошел на создание Коммунистической партии, вступил в идеологическую дискуссию с кремлевскими стратегами о возможных социалистических реформах и преобразованиях в стране, давал понять, что намерен вести дело к построению социализма в своей стране, рассуждал о единстве исторических судеб. В 1920—1922 годах большевики встали на сторону Кемаля, ведшего борьбу против греческих, британских, французских и итальянских войск. Но так продолжалось до того момента, когда ресурс использования в качестве инструментария московских большевиков в процессе национально-освободительной борьбы Турции был исчерпан. В 1923 году Ататюрк распорядился запретить Коммунистическую партию, а ее руководство репрессировал. Он переиграл Сталина, что тот не смог ему простить.

Подписание «договора о дружбе и братстве» в Москве представителями правительства Великого национального собрания Турции и правительства РСФСР. 1921
Подписание «договора о дружбе и братстве» в Москве представителями правительства Великого национального собрания Турции и правительства РСФСР. 1921

Удастся ли Эрдогану провести подобную операцию с Китаем, выйти на проект «тюркского мира от Адриатики до Китайской стены»? Он стал разворачивать Турцию в сторону исламского мира в ситуации, когда идеология исламизма политически дискредитирована. По мнению ряда турецких экспертов, ее можно было бы «освежить», используя наработки Коминтерна по синтезу ислама с марксизмом, чтобы на этой идейной основе начать сближение с коммунистическим Китаем, опираясь на общность истории и культуры с народами постсоветских тюркоязычных государств, продвигая идею «центрального государства», призванного стать осью Евразии. При этом Эрдогану необходимо на этом направлении опередить Путина, выставляя новую внешнюю политику с трансформирующейся идеологической составляющей и инструментарий для решения новых стратегических задач. Неудачные попытки Турции вступить в ЕС, разочарование в союзниках при выстраивании политики на Ближнем Востоке и «европейском проекте», рост антиамериканизма обуславливают необходимость пересмотра внешней политики республики, выдвижения новой философской концепции построения страны на основе возвращения к основным ценностям ислама в сочетании с марксизмом при сохранении националистической идеологии.

Одним словом, ход событий ведет Анкару к поискам нового места в мировой и региональной политике. Но примет ли ее игру Пекин?

4 июля 2020

Станислав Тарасов

ИА REGNUM

Please follow and like us: