Эрдоган планирует экспансию за рубежом и репрессии в Турции

Турция использовала гуманитарную помощь как часть игры «мягкой силы», чтобы расширить свое международное влияние во время вспышки COVID-19, в то время как президент Турции расширяет свой контроль внутри страны, считает бывший посол ЕС в Турции Марк Пьерини.

Турция поставила маски, средства индивидуальной защиты и дезинфицирующие средства примерно 116 странам в попытке использовать эту пандемию для поддержки нуждающихся стран и улучшения имиджа Турции на международной арене. «Внутренние возможности однако, совершенно иные. Как и другие мировые лидеры, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган предпочел репрессии», — пишет  Пьерини в статье для Carnegie Europe.

Эрдоган положил все яйца в одну корзину, президентские выборы назначены на 2023 год — год столетия Турецкой Республики.  «Президент намерен превзойти — и в некоторых отношениях стереть — наследие Кемаля Ататюрка, и не может позволить себе проиграть  следующие выборы», — считает он.

«Между тем, Турция продвигает  себя на мировой арене. Во-первых, она строит более мощный оборонный сектор, чтобы усилить свои вооруженные силы. Например, военная промышленность страны продвигает вооруженный беспилотник Bayraktar Akinci, тип беспилотного летательного аппарата, который ранее производили только Соединенные Штаты и Китай, и он  скоро станет критическим активом в турецких ВВС.

Во-вторых, Турция более чем готова использовать военную мощь в Ливии, Катаре, Сомали и Сирии и ощутить свою мощь на всей территории бывшей османской территории и за ее пределами,  которые она сейчас считает своей зоной влияния. Эта политика включает в себя борьбу с Россией в Сирии, где Турция стремится отомстить за унижение, нанесенное российскими и сирийскими воздушными силами в феврале прошлого года. Тем не менее, соперничество между Турцией и Россией в Ливии далеко не закончено.

В-третьих, Турция бросает вызов порядку Восточного Средиземноморья как путем пересмотра морских границ посредством заключения соглашения с правительством национального согласия Ливии, так с помощью проведения операций по газовому бурению в оспариваемых районах у Кипра. Турция стремится договориться о новых правилах в регионе. Как сказал в мае министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу: «Турция здесь. Вы должны работать с Турцией».

В-четвертых, Турция прибегает к провокациям, направляя беженцев на границу с Грецией. При этом  Эрдоган зашел так далеко, что назвал греческое правительство «нацистами» из-за его попыток остановить мигрантов.  В официальных заявлениях турецкое правительство назвало позицию ЕС по морским границам «повторяющейся и  бесплодной»,  утверждая, что Франция стала« покровителем оси зла», поддавшись «бреду» Кипра и Греции в региональных спорах. Турция неоднократно изображала ЕС как «провальную» организацию, особенно во время пандемии коронавируса.

Турция вряд ли изменит свою политику в Сирии ради налаживания связей с ЕС. Как недавно объяснил один проправительственный обозреватель, «ось геополитической мощи Турции теперь ощущается от Персидского залива до Северной Африки и Красного моря, от Балкан до Кавказа и Центральной Азии».

Враждебность Турции к ЕС происходит на фоне падения популярности  Эрдогана, внутренний политический кризис в Турции углубляется, а экономические перспективы страны становятся более мрачными. Частично пламенные внешнеполитические заявления помогают скрыть внутренние проблемы.

То, что может показаться непоследовательным для западных политиков, имеет более убедительное обоснование в контексте Турции — главным образом из-за предстоящих  выборов, которые должны пройти в июне 2023 года, в преддверии столетия Турецкой Республики в октябре этого года. Президент намерен превзойти — и в некоторых отношениях стереть — наследие Кемаля Ататюрка, и не может позволить себе проиграть  следующие выборы. Столетие должно также подтвердить современность и мощь Турции и восстановить ее влияние на бывшей османской арене.

С этой целью важнейшие решения турецкого руководства — от новых больниц, мостов, туннелей и аэропортов до легких авианосцев, новых подводных лодок, боевых беспилотников турецкого производства и развертывания иностранных войск — следуют единой нитью стратегии 2023 года.

Столкнувшись с многочисленными проблемами, которые Турция ставит перед правительствами ЕС, у некоторых членов Европейского Совета может возникнуть соблазн удовлетворить просьбы Анкары, в то время как другие будут рассчитывать на солидарность ЕС с целью блокировать неблагоприятные действия Турции. Принимая во внимание, что  в Турции фактически единоличное правление, любая положительная инициатива  ЕС укрепит и узаконит отсутствие верховенства закона в турецкой системе и, вероятно, будет рассматриваться в проправительственных кругах как поддержка Эрдогана».

News.am

Please follow and like us: