Текст заявления. ООН потребовал от Турции достоверной информации о судьбе насильственно депортированных армян во время геноцида 1915-1923 г.г.

Дворец наций,  1211, Женева, Швейцария

Мандаты Рабочей группы по насильственным или недобровольным исчезновениям; Специальный докладчик по вопросу о поощрении и защите права на свободу мнений и их свободное выражение; и Специальный докладчик по вопросу о поощрении правды, справедливости, возмещения и гарантий единовременности.
СПРАВКА: AL TUR 1/2019, 25 марта 2019
Ваше Превосходительство,
Мы имеем честь обратиться к вам в качестве рабочей группы по насильственным или недобровольным исчезновениям; Специальный докладчик по вопросу о поощрении и защите права на свободу мнений и их свободное выражение; и Специальный докладчик по вопросу о поощрении правды, справедливости, возмещения ущерба и гарантий неповторения в соответствии с резолюциями 36/6, 34/18 и 36/7 Совета по правам человека.

В этой связи мы хотели бы довести до сведения правительства Вашего Превосходительства информацию, которую мы получили, утверждая о нарушениях, совершаемых Турцией в связи с трагическими событиями, которые затронули армянское меньшинство с 1915 по 1923 год, и их последствиями для соответствующего населения.
Согласно полученной информации:

С 1915 по 1923 годы Османская империя и ее последующая Турецкая республика проводили политику массового переселения армянского меньшинства, проживающего в восточной части страны. Сотни тысяч (по оценкам, от 600 000 до 1 500 000) лиц, принадлежащих к этому меньшинству, подпадали под эту политику, что привело к широкомасштабному насилию в отношении этого населения.

Их принудительная депортация, как сообщается, началась в марте 1915 года, главным образом, в Анатолии, но также и в других частях страны. Армяне были изгнаны со своих исконных земель. В ночь на 24 апреля 1915 года сотни политических и интеллектуальных лидеров были арестованы в Константинополе, а затем переведены в другие места. Как
В результате армянские элиты исчезли практически полностью. За этим последовала систематическая политика, нацеленная на все армянское население в каждой провинции и в каждом вилайете, официальной целью которой было насильственное переселение армянского населения из восточных провинций Анатолии в Алеппо и лагеря в
Сирийская пустыня. Армяне подвергались принудительным маршам. Большинство из них якобы умерли от истощения, голода, болезней или массовых убийств, и в большинстве случаев их останки были заброшены. По прибытии несколько выживших людей содержались в лагерях в условиях, которые могли быть равносильны пыткам или жестокому, бесчеловечному или унижающему достоинство обращению; большинство из них были впоследствии убиты. Процесс продолжался до 1923 года.

Утверждается, что эти действия могут представлять собой насильственные исчезновения в той степени, в которой: (i) армяне в Турции подвергались арестам, задержаниям или похищениям или были иным образом лишены свободы; (ii) эти действия, как сообщается, относятся к должностным лицам или различным ветвям власти или уровням власти;
и (iii) Правительство до сих пор не раскрыло судьбу или местонахождение соответствующих лиц. Сообщается также, что Турция не только отказывается признать эти события, но и намеренно участвует в отрицании и воспрепятствовании установлению истины о судьбе или местонахождении жертв.

Статья 301 Уголовного кодекса Турции запрещает любое оскорбление турецкой нации и ее учреждений1.
который, как сообщается, использовался против лиц за сам факт упоминания о предполагаемых преступлениях против армян.

27 июля 2017 года парламент утвердил ряд поправок к Правилам процедуры Великого национального собрания Турции, запрещающих законодателям использовать выражения, которые могут представлять собой «оскорбление общего прошлого и истории турецкой нации». этот проект показывает, что целевые выражения включают в себя квалификацию утверждений и событий, которые являются предметом этого сообщения.

Хотя мы не хотим предвосхищать точность этих утверждений, мы хотим выразить нашу обеспокоенность по поводу сообщения об отрицании и последующем отсутствии прогресса в установлении истины и обеспечении справедливости для насильственной депортации армян в период с 1915 по 1923 год, что привело к массовые страдания, жестокое обращение и смерть. Отсутствие прогресса в установлении и признании соответствующих фактов не только затрагивает достоинство жертв и их потомков, но и может препятствовать возможности инициирования мер, направленных на сохранение памяти и установление истины. Кроме того, мы выражаем серьезную обеспокоенность в связи с криминализацией выражений, связанных с этими событиями, в соответствии со статьей 301 Уголовного кодекса и законодательством, принятым в 2017 году. Это законодательство, по-видимому, представляет собой преднамеренное усилие, препятствующее доступу к истине о том, что представляется политикой. насилия, направленного против турецкой армянской общины в то время, и права жертв на справедливость и возмещение ущерба. Цензура выражения мнения об исторических фактах законодательной ветвью власти вызывает особую озабоченность, поскольку она ограничивает или подавляет пространство, необходимое для исследований, установления фактов, документирования.

Обращение и обсуждение как для исторической цели, так и для процесса законотворчества в любом демократическом обществе. Международное право в области прав человека запрещает использование уголовного законодательства для пресечения такого выражения, независимо от того, являются ли соответствующие мнения правильными или ошибочными.

1
В статье 301 (пересмотренный вариант от 29 апреля 2008 года) говорится, что: «Лицо, публично порочащее турецкую нацию, Государство Турецкая Республика или Великое национальное собрание Турции, наказывается лишением свободы на срок от 6 месяцев до 2 лет. Лицо, публично обвиняющее военные и полицейские организации государства, также получит такое же наказание. Выражение мысли, предназначенное для критики, не является преступлением. Судебное преследование по этой статье потребует одобрения министра юстиции ». Пересмотр статьи 301 2008 года состоял в том, чтобы преобразовать факт клеветы на« турецкость »в факт клеветы на« турецкую нацию »и уменьшить штрафы и требовать разрешения министра юстиции до любого судебного разбирательства против лица.

В связи с вышеупомянутыми предполагаемыми фактами и проблемами, пожалуйста, обратитесь к приложению «Ссылка на международное право в области прав человека», прилагаемому к настоящему письму, в котором цитируются международные документы и стандарты в области прав человека, имеющие отношение к этим утверждениям.
Поскольку в соответствии с мандатами, предоставленными нам Советом по правам человека, мы обязаны выяснить все случаи, доведенные до нашего сведения, мы будем благодарны за ваши замечания по следующим вопросам:
1. Пожалуйста, предоставьте любую информацию и / или комментарии, которые вы можете иметь по поводу обвинений.
2. Какие меры были приняты правительством вашего превосходительства в ответ на эти обвинения?
3. Какие меры Турция приняла для установления фактов, включая судьбу или местонахождение армян, которые были подвергнуты принудительному внутреннему перемещению, задержанию, внесудебным убийствам и насильственным исчезновениям в период 1915-1923 годов?
4. Какие меры были приняты для обеспечения права жертв и общества в целом знать правду об этих событиях и обеспечить право жертв на справедливость и компенсацию за причиненный ущерб?
5. Какие меры были приняты для обнаружения, насколько это возможно, тел армян, погибших в результате этих событий?
6. Пожалуйста, предоставьте информацию о причинах принятия закона 2017 года, запрещающего законодателям делать определенные выражения. Просьба пояснить, насколько это совместимо с международным правом прав человека, в частности со статьей 19 Международного пакта о гражданских и политических правах.
7. Просьба представить подробную информацию о случаях применения статьи 301 Уголовного кодекса для наказания отдельных лиц за заявления, сделанные в связи с преступлениями против армян.

Мы будем рады получить ответ в течение 60 дней. После этой задержки это сообщение и любой ответ, полученный от правительства вашего превосходительства, будут опубликованы на веб-сайте сообщений о сообщениях. Впоследствии они также будут представлены в обычном докладе, который будет представлен Совету по правам человека.
Пожалуйста, примите, Ваше Превосходительство, заверения в нашем высоком уважении.

Бернар Дюхайм — председатель-докладчик Рабочей группы по насильственным или недобровольным исчезновениям

Дэвид Кэй — Специальный докладчик по вопросу о поощрении и защите права на свободу мнений
и выражение

Фабиан Сальвиоли — Специальный докладчик по вопросам пропаганды правды, справедливости, возмещения и гарантий невозвращения

*****

Приложение Ссылка на международное право прав человека
В связи с вышеупомянутыми предполагаемыми фактами и проблемами мы хотели бы обратить внимание правительства вашей Превосходительства на соответствующие международные нормы и стандарты, которые применимы к вопросам, возникающим в связи с ситуацией, описанной выше.

Принцип 2 обновленного свода принципов защиты и поощрения прав человека посредством действий по борьбе с безнаказанностью устанавливает неотъемлемое право всех людей знать правду о прошлых событиях, связанных с совершением отвратительных преступлений, а также об обстоятельствах и причинах, которые привели к их. Полное и эффективное осуществление права на истину обеспечивает жизненно важную гарантию от повторения нарушений.

Принцип 4 предусматривает, что потерпевшие и их семьи имеют неотъемлемое право знать правду об обстоятельствах, в которых имели место нарушения, и о судьбе жертв. Кроме того, принцип 5 налагает на государства обязанность принимать надлежащие меры, включая меры, необходимые для обеспечения независимого и эффективного функционирования судебной системы, для реализации права на информацию.

В своем Замечании общего порядка о праве на истину в связи с насильственными исчезновениями Рабочая группа по насильственным или недобровольным исчезновениям указала на «существование права на истину как автономного права». Это право является «коллективным право и индивидуальное право ». Согласно этому праву,« каждая жертва имеет право знать правду о нарушениях, которые затронули его или ее, но правду также следует говорить на уровне общества как защита от повторения нарушений »(….). Рабочая группа отметила, что право знать правду «является абсолютным правом, не подлежащим никаким ограничениям или отступлениям».

Мы также хотели бы сослаться на обязанность расследовать и наказывать нарушения прав человека и бороться с безнаказанностью за такие преступления. В этой связи мы хотели бы напомнить, что, как установлено Комитетом по правам человека в его Замечании общего порядка № 31 (пункт 18), государства обязаны расследовать и наказывать серьезные нарушения прав человека, включая суммарные или произвольные убийства, пытки и другие жестокие,
бесчеловечное или унижающее достоинство обращение и насильственные исчезновения. Отсутствие расследования и судебного преследования за такие нарушения само по себе является нарушением норм договоров по правам человека.
Безнаказанность за такие нарушения может быть важным элементом, способствующим повторению
нарушений.

Мы также хотели бы напомнить, что в резолюции 12/11 Совета по правам человека о правах человека и правосудии переходного периода подтверждается обязанность государств привлекать к ответственности лиц, виновных в грубых нарушениях прав человека и серьезных нарушениях международного гуманитарного права, представляющих собой преступления по международному праву, с покончить с безнаказанностью (пункт 7).

Кроме того, мы также хотели бы обратить ваше внимание на Основные принципы и руководящие принципы, касающиеся права на средства правовой защиты и возмещения ущерба для жертв грубых нарушений международного права прав человека и серьезных нарушений международного гуманитарного права. Принципы 10, 11 и 15 устанавливают право жертв на адекватное, эффективное и быстрое возмещение причиненного вреда и на доступ к соответствующей информации о механизмах возмещения.

Кроме того, мы вновь обращаемся с призывом к правительству вашего Превосходительства предпринять все необходимые шаги для обеспечения права на свободу мнений и их свободное выражение в соответствии с основополагающими принципами, изложенными в статье 19 МПГПП, которая гласит: «Каждый человек имеет право на свободу. выражения; это право включает свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любого рода, независимо от границ,
в устной, письменной или печатной форме, в форме произведений искусства или с помощью любых других средств массовой информации по своему выбору ». Ограничения свободы выражения мнений должны быть строго ограничены и соответствовать высокому порогу, установленному в статье 19 (3) МПГПП , Они должны быть предусмотрены законом и необходимы для достижения законной цели, а именно защиты национальной безопасности, общественного порядка, общественного здоровья или нравственности. Ограничения должны быть пропорциональны в том смысле, что они должны соответствовать их защитной функции; и ограничение должно
быть предусмотрено законом.

В своем Замечании общего порядка № 34 о свободе мнений и их выражения (CCPR / C / GC / 34) Комитет по правам человека заявил, что государства-участники МПГПП обязаны гарантировать право на свободу выражения мнений, включая, в частности, политическую дискурс, комментарии о себе и о государственных делах, агитация, обсуждение прав человека, журналистика », при условии соблюдения только допустимых ограничений, упомянутых выше, а также запрета пропаганды ненависти и разжигания ненависти, насилия и дискриминации.

Что касается ограничения речи, которое считается «оскорбительным для нации», мы хотели бы подчеркнуть, что в соответствии с международным правом прав человека ни нация, ни государство не защищены от критики, даже если она считается «оскорбительной». Международное право прав человека защищает отдельных лиц, а не государства. Что касается общественных деятелей, Комитет по правам человека указал, что преследование, запугивание или стигматизация лица, включая арест, задержание, судебное разбирательство или тюремное заключение по соображениям, которые они могут придерживаться и выражать, представляют собой нарушение статьи 19 ». Таким образом, сам факт того, что формы выражения мнений считаются оскорбительными для публичного лица, не является достаточным для оправдания применения наказаний, хотя общественные деятели могут также воспользоваться положениями Пакта. Более того, все общественные деятели, включая тех, кто пользуется высшей политической властью, таких как главы государств и правительств, на законных основаниях подвергаются критике и
политическая оппозиция (CCPR / C / GC / 34).

Ohchr.org

Please follow and like us: