Левон Бекларян: «О роли Передней Азии и Ближнего Востока в Мировом переделе»

(Выступление на круглом столе в Ялтинском цивилизационном клубе – международном центре на базе Института экономических стратегий РАН (ИНЭС)

Передняя Азия и Ближний Восток, имеют особое место в истории человечества и выступают в течении последних тысячелетий важнейшим коммуникатором между Западом и Востоком. В разные периоды менялись лишь направления потоков перемещаемых ресурсов, технологий, знаний и идей, а коммуникатор оставался одним и тем же.  Центральным звеном такого коммуникатора выступало Армянское Нагорье, а армяне как субъект, поддерживающий коммуникации между Востоком и Западом.

Нынешние события в Передней Азии и на всем Ближнем Востоке имеют много измерений. Наиболее важное из них – это несостоятельность попыток англо-саксонских элит в последние триста лет перевести основной коммуникатор с Армянского Нагорья и прилегающих территорий в Атлантику. В основе проекта по перемещению коммуникатора лежал план Монро по обустройству американского континента, как лидирующего мирового производственного и финансового центра.

Двадцатый век предоставил искушения, которые не смогли преодолеть англо-саксонские элиты. Такими искушениями выступили — первая и вторая мировые войны, развал социалистического лагеря и Советского Союза.  Эти глобальные события создали эффект «халявы» — возможности прибрать огромные богатства, что привело к вялотекущему развитию плана Монро. Все вернулось на круги свои.

Сегодня борьба идет за контроль над главным коммуникатором, который связывает основного производителя — Китая с одним из важных платежеспособных потребителей — Европой. Наличие такого коммуникатора, даже при перекрытии морских путей, способно обеспечить развитие Китая без стагнации.  Следует заметить, что вступление Российской Империи, находящейся на фазе экономического подъема, в первую мировую войну было обусловлено перекрытием сухопутной торговли с Европой, а также морской торговли через Босфор и Дарданеллы.  (Англо-саксонские элиты повторяются. Прием, сработавший против Российской Империи, применяется против Китая).   Этим и объясняются энергичные действия Китая по проекту «Один пояс — один путь», по созданию целой коммуникационной сети, связывающей Китай с Европой.  К примеру, железная дорога через Кашмир, протяженностью около 270 километров, проходит через тоннели на протяжении 200 километров и обошлась в 47 миллиардов долларов.

Возможности планетарного развития без крупных конфликтов между центрами силы во многом будет зависеть от уровня разрушительного потенциала, накопленного в Передней Азии и Ближнем Востоке в форме противостоянии шиитов и суннитов.  Отсутствие опыта (печального) серьезных столкновений между шиитами и суннитами в последние столетия может спровоцировать каждую из сторон к авантюристической оценке своих возможностей, что чревато для региона погружением в хаос, подобного Сирийскому.

Безопасное будущее Передней Азии и Ближнего Востока могут обеспечить народы и их союзы, кровно связанные с этой территорией и заинтересованные в мирном сосуществовании в этом ареале.

Такими выступают христианские народы Передней Азии и Ближнего Востока.  Армянам и ассирийцам в этом процессе отведено особое место.  Христиане региона к началу сирийской компании Россией были готовы приступить к вооруженной самозащите и принятию действенных мер по установлению социального мира.  Начав сирийскую компанию с мессианских смыслов в форме «защитницы христианства», Россия в действительности оказалась участницей (в составе сопровождающего международного конвоя) «мягкой» депортации христиан. А ведь христиане Сирии, да и всей Передней Азии, это тот единственный социальный кластер, который кровно заинтересован в социальном мире в регионе и поддерживал его. В связи с этим, причитания российских политологов и политиков об отсутствии сегодня в Сирии сколь-нибудь представительного кластера, на который можно опереться в деле установления социального мира между различными группами населения, выглядит фарисейством.

Особая роль армян и ассирийцев в этом регионе определяется их цивилизационной сущностью, как наиболее ярких представителей «земледельческой» цивилизации, как одной из двух форм цивилизаций (форм воспроизводства) в истории человечества (вторая форма –«кочевническая» цивилизация).

 «Земледельческий» способ воспроизводства основан на развитии инфраструктурной составляющей хозяйственной деятельности с соответствующим непрерывным усложнением самой социальной системы.

«Кочевнический» способ воспроизводства, основан либо на привлечении только лишь первичного ресурса с использованием «простых» и устоявшихся инфраструктурных составляющих хозяйственной деятельности, или отъемом созданного ресурса в ареале земледельческого способа воспроизводства, с выстраиванием простой и жесткой системы управления для максимально эффективного освоения таких ресурсов.

В рамках отмеченного цивилизационного маркера становится возможным объяснение происходящих социально-политических процессов. До Английской и Французской революций ареалы двух типов воспроизводства были разнесены в пространстве. Стоит отметить, что ростовщичество, как одно из проявлений «кочевнического» способа воспроизводства, в форме маргинализированного явления, существовало и в пределах «земледельческой» цивилизации. Важно было его место в этике и морали такой цивилизации. Ростовщики относились к социальной группе более презираемых чем серийные убийцы и педофилы. Точно также, в ареале «кочевнической» цивилизации существовали маргинальные группы, которые занимались бахчеводством и мелкими ремеслами. Они были также презираемы, как не способные к отъему ресурса у окружающего ареала.

После   Английской и Французской революций в ареале «земледельческой» цивилизации было легализировано «ростовщичество», по существу являющаяся плесенью на теле «земледельческой» цивилизации.  Достижения «земледельческой» цивилизации после незаметного препарирования превратились в инструменты ее разрушения. К примеру, банковская система с ее инструментами, как механизм сопровождения торговли (создание инфраструктур по перемещению товаров и услуг) и процедур реального сектора экономики, после небольшой надстройки в форме финансовой системы со своими собственными задачами, не имеющими никакой связи с реальным сектором экономики,  превратился в механизм создания перманентных кризисных явлений в мировой экономике.

Британская колониальная империя — это яркий пример «морской кочевнической» цивилизации, то есть империи с «кочевническим» способ воспроизводства.  К началу «освоения» Индии Британией доля индийской экономики в мировом ВВП составляла 35%.  К началу «освоения» Китая Британией доля Китайской экономики в мировом ВВП составляла 33%.  К началу противостояния с Персией (перехват морской торговли в акватории индийского океана) доля Персидской экономики в мировом ВВП составляла 10% — 13%. То, что получила Британская Империя в результате такого «освоения» и «передала в копилку мировой цивилизации» сравнимо с тем эффектом, который сегодня могла бы продемонстрировать племенная группа из сельвы амазонки при «освоении» территории космодрома Байконур.

Британская колониальная империя инкорпорировала страны западной Европы в свой способ воспроизводства.  Наличие огромного объема «дармового ресурса» позволило серьезно поднять уровень жизни населения и сформировать элементы гражданского общества, также косвенно инкорпорированного в эти процессы. В последнее десятилетие поток «дармового ресурса» принципиально сузился, а неэффективность управления экономикой в рамках парадигмы финансовой системы – очевидной.  Население западной Европы стало весьма неудобным и опасным для ростовщичества.  В этих условиях оно обратилось к своим духовным братьям-кочевникам. Проект «арабская весна» позволил направить в Европу огромный поток кочевников-радикалов разных мастей для оказания давления на население.

Будущее зависит от складывающегося взаимодействия центров сил в ареале Передней Азии и Ближнего востока. Бесконфликтное  сосуществование  в этом ареале может получить разрешение только лишь при форматировании Передней Азии и Ближнего Востока в интересах народов и цивилизаций, сформировавших его как цивилизационную общность, а  армянам  и ассирийцам в этом процессе отведено особое место, которое они обязаны занять.

 Левон Бекларян – Главный научный сотрудник ФБГУН «Центральный экономико-математический институт РАН», доктор ф.-м.н., профессор, академик РАЕН,  Депутат Национального Собрания (Парламента) Западная Армения

Please follow and like us: