Мартик Гаспарян: «ВНЕСУДЕБНАЯ ЭКСПЕРТИЗА Пакта Ленина-Ататюрка по международному праву».

ВНЕСУДЕБНАЯ ЭКСПЕРТИЗА

Пакта Ленина-Ататюрка

по международному праву[1]

(Московский договор (тур. Moskova Anlaşması) — российско-турецкий договор о «дружбе и братстве» от16 марта 1921г.)[2]

Вчера внешнеполитическое ведомство выступило с заявлением, что не считает возможной денонсацию Пакта Ленина-Ататюка.

В качестве обоснования своей позиции оно приводит то, что в международной практике мирные договоры, устанавливающие границы между государствами, не подлежат денонсации.[3]

Двойные стандарты: пакт Молотова — Риббентропа[4] — можно, а Пакт Ленина-Ататюрка — нет. Косово, Крым нужно признать, а Карабах — нет. Как сказал великий Фрунзик Мкртчян: «…hей- hей!…» Не даром Чаренц заметил: «Народ армянский! Спасение твоё в твоём единении».

Самое главное, что стоит осознать это то, что по международному праву не имеет обратной силы Арбитражное решение 28-го Президента США Вудро Вильсона о территориальном разграничении Армении и Турции. Это нонсенс. Тогда, по мнению МИД РФ, большевики нарушили международную практику устанавливающие границы между государствами — мирный договор, который не подлежал денонсации.

Заявление МИД настолько непрофессионально, настолько компрометирует и деквалифицирует уровень образования и компетентности высокого звания работника внешнеполитического ведомства! Как было сказано в фильме «Мимино»: «Сначала думай, потом говори». Что-то студенты МГИМО живут лозунгом «это мы не проходили…» или не были на семинарах. Почему троечники должны получать деньги налогоплательщиков и со рта спускать всякую «дрянь», простите за не политкорректность? В демократических странах в таких случаях прямо уходят — подают в отставку, а командно-административных — минимум получают бесплатную путевку по ленинским местам от отца всех народов и вождя мирового пролетариата.

Получается, большевики имели право, армян — нет. На самом деле, как сказал великий философ армянского народа: «Армянское горе бездонное море…»

Двойные стандарты!

Если этого мало, чтобы считать Пакт Ленина-Ататюрка ничтожным документом, тогда пойдем дальше,

По словам бывшего посла США в Германии (1913-1917гг.) Джеймса Джерарда[5], большевики заключили договор с турецкими кемалистами, на основании которого передали Турции часть аннексированной большевиками территории Республики Армения (Ардвин, Ардаан, Карская область, Сурмалинский уезд), другие две части территории Армении (Нахичеван и Арцах) передали Азербайджану, на оставшуюся часть территории Республики Армения прилепили ярлык «Советская Армения» и насильственно присоединили к большевицкой России.

Вот Вам всем экспертиза пакта Ленина-Ататюрка от 1921 года согласно международному праву.

В определенных кругах бытует (ленинско-сталинская историография) и у некоторых людей (большевицкие научные и академические школы) присуще ошибочное мнение и представление о том, что от Пакта Ленина-Ататюрка следует Карский договор от 13 марта 1921 года[6], на основе которого определяется армяно-турецкая граница.

Вот почему в заявлении внешнеполитического ведомства отмечается «С учетом этого с правовой точки зрения расторжение Договора, определяющего линию государственной границы Турции с Грузией, Арменией и Азербайджаном, а также статус отдельных территорий этих государств, вступает в противоречие с этими принципами (с принципами международной практики – прим/ред.)»[7]

Нужно поставит точки над и. Единственный правовой документ международного права, на основе которого определяется армянско-турецкая граница, это Арбитражное решение 28-го Президента США Вудро Вильсона. о территориальном разграничении Армении и Турции, которое было вынесено от 22 ноября  1920 года..[8]

Признание международным сообществом государств политической ответственности Оттоманской империи выражалось в основном в двух взаимосвязанных формах:

1) отделении от Турции Армении в качестве национального государства;

2) территориальном разграничении турецкого и армянского государств. Обосновывая необходимость политической санкции за Геноцид армян, заместитель Верховного комиссара Великобритании в Константинополе Вэбб в телеграмме, направленной 3 апреля 1919г. Парижской мирной конференции, писал: «Чтобы наказать всех лиц, виновных в зверствах над армянами, возникла бы необходимость подвергнуть казни всех турок поголовно, и поэтому я предлагаю, чтобы наказание скорее приняло бы форму расчленения по национальному признаку прежней Турецкой империи и в индивидуальном порядке — форму суда над высшими должностными лицами, теми, кто значится в моем списке, чья судьба будет служить примером для других».[9]

Такую позицию занимали все великие державы, участвовавшие в работе Парижской мирной конференции, в том числе США, которые не вели войну с Турцией. В меморандуме Президента США Вудро Вильсона правительству Оттоманской империи, врученном 22 августа 1919г. Верховным комиссаром США в Константинополе Бристолом, подчеркивалась прямая связь вопроса об отделении Армении с политикой геноцида.[10]

Вопрос о политических и правовых основаниях прекращения суверенитета турецкого государства над Арменией изучался специально назначенной президентом Вильсоном правительственной комиссией Кинга-Крейна. В докладе, представленном ею 28 августа 1919г. , американская точка зрения была изложена с исчерпывающей полнотой: «Основаниями для отделения Армении могут быть следующие факты: проявившаяся неспособность турок править другими»; … «усвоение повторяющихся избиений в качестве обдуманной государственной политики; едва ли не полное отсутствие раскаяния за избиения или намерения осудить это преступление — скорее они пытаются оправдать его; практически ничего не сделано турками для репатриации армян и возмещения им ущерба — обстоятельство, которое, естественно, не внушает мысли повторить опыт турецкого правления; наоборот, очевидна продолжающая существовать крайняя враждебность к армянам и постоянная угроза резни; наличие достаточных доказательств того, что эти две расы не могут жить вместе мирно и хорошо, а поэтому для обеих лучше иметь свои отдельные государства; полный неуспех статей договора 1878г. защитить армян; самая элементарная справедливость требует по крайней мере выделения из Турции страны, где бы армяне могли сосредоточиться, не будучи вынужденными жить под турецкой властью; ничего, кроме этого, не может дать армянам сколько-нибудь достаточной гарантии безопасности; ничто другое не удовлетворит совесть мира в этом вопросе … В интересах армян, в интересах турок, равно как и в интересах мира во всем мире, необходимо настаивать на образовании отдельного армянского государства».[11]

Обязательство Союзных держав Антанты признать армянское государство, объединяющее обе части Армении — турецкую и российскую — подтверждается и в специальном меморандуме по Закавказью, подготовленном Форин офисом по поручению британского кабинета 24 декабря 1919г.: «Необходимо сразу же признать, что в этом отношении Армения находится в ином положении, чем Грузия и Азербайджан. Ибо все Союзные державы во время войны в более или менее прямой форме связали себя обязательством создать независимое Армянское государство под европейским или американским мандатом. Единственный вопрос, который остается решить в случае с Арменией, — это размер турецкой территории, которая должна быть добавлена к Эриванской республике, чтобы создать новое государство». [12]

Большое значение для установления политической ответственности турецкого государства на основе международного права имела коллективная позиция Главных Союзных держав в качестве международного органа, осуществлявшего функцию послевоенного устройства мира. В решениях Парижской мирной конференции индивидуальные мотивы в значительной мере отступали перед императивами международного права и международной морали.

Архивные документы позволяют проследить за процессом установления политической ответственности турецкого государства за геноцид армян на основе международного права. В этом вопросе позиции Главных Союзных держав и всех других государств отличались исключительным единодушием, немыслимым в условиях существовавших в мире противоречий

Квалифицировав действия турецкого правительства как «убийство целого народа» и, следовательно, как преступление против человечности, международное сообщество на Парижской мирной конференции установило политическую ответственность геноцидного турецкого государства и ввиду его «неспособности управлять другими народами» решило прекратить действие его суверенитета над территориями, населенными нетурецкими народами.

По мнению многих авторитетных историков, Британия и Франция отдали армянский вопрос Президенту США Вудро Вильсону, понимая, что Конгресс не даст положительного ответа, после чего армянская сторона будет сговорчивее и уступчивее.

Но, европейцы недооценили влияние армянского лобби в Конгрессе. 8 января 1920 г. палата представителей и спустя три дня Сенат одобрили резолюцию под спонсорством члена АКПА, конгрессмена Джеймса Кларка о наделении Президента Вудро Вильсона полномочиями вынести Арбитражное решение по армяно-турецкой границе. В целом, Верховный совет главных союзных держав в Париже согласился признать легитимность правительства Армении, при условии урегулирования вопроса границ с Турцией. Полный доклад Комиссии по арбитражу границы между Турцией и Арменией был представлен в Государственный департамент 28 сентября 1920 г. В данном докладе были определены:

— Зона, подчиненная арбитражу, источники, доступные для использования Комиссией, принципы и основы проведения данных работ;

— Необходимость включения Трапезунда в качестве гарантии беспрепятственного выхода к морю;

— Целесообразность демилитаризации линии границы, характеристика создающегося армянского государства;

— Непосредственные финансовые перспективы Армении, а также актуальная политическая ситуация на Ближнем Востоке.

Территория, выделяемая Армении Арбитражным решением 28-го Президента США Вудро Вильсона, составляла 103.599 квадратных километров. В арбитраже также пояснялось, что резкое уменьшение территории Армении было связано с сокращением коренного армянского населения вследствие турецкой политики уничтожения армян. Положения Севрского договора, касающиеся армян, были согласованы державами после надлежащего рассмотрения фактов, говорящих о том, что Турецкая Армения была лишена своего армянского населения. Таким образом, Арбитражное решение 28-го Президента США Вудро Вильсона от 22 ноября 1920 г. определило границу между Арменией и Турцией, которая была делимитирована в строгом соответствии с 81-й статьей Гаагской конвенцией от 1907 г.: «Должным образом выраженный и доведенный до представителей сторон арбитраж улаживает спор окончательно и бесповоротно».

Более того, работа Лиги Наций началась с армянского вопроса и начертанием границ Армении. На пятом пленарном заседании первой сессии Лиги Нации в Женеве 17 ноября 1920 г.   Лорд Роберт Сесиль (Южная Африка): «Я хочу высказаться непосредственно по вопросу, который очень близок сердцу очень влиятельной части мировой общественности во всех странах. Я имею в виду вопрос об Армении. Я сообщил о намерении внести резолюцию по этому вопросу, и я очень надеюсь, что может быть найдена какая-то возможность поставить на обсуждение эту резолюцию. Если это произойдет, то появится возможность для проведения общей̆ дискуссии по этой проблеме. Но я хотел бы сказать несколько слов об этом уже сейчас». А вот и оглашение письма Премьер-министра Великобритании Д.Ллойд Джорджа председателю Совета Лиги Наций П. Гимансу о будущем статусе Армении от 10 ноября 1920 г.: «…Что касается будущего, я имею честь напомнить Вам, что в соответствии с Севрским договором Президента Вильсона попросили выступить арбитром в вопросе о границах между Арменией и Турцией. И пока он не объявит о своем решении, нельзя ожидать какого-либо полезного результата от любого обсуждения, касающегося принятия мер, ставящих целью обеспечить выполнение условий договора».

Сегодня же по каждой сиюминутно сложившейся общественно-политической ситуации на телещоу, радио, программах других средств массовой информации выступают одни и те же шуты-эксперты, которые со дня подписания Пакта Ленина-Ататюрка выпускают книги, но, как ни странно, никто не решился провести экспертизу Пакта Ленина-Ататюрка на основе международного права — для определения его действительности либо недействительности (valid or not valid).

Согласно официальному указателю-руководству ООН, «международные договоры есть соглашения между субъектами международного права, посредством которых они создают, подвергают изменению либо прекращают взаимные права и обязанности». (International treaties are согласиться-ments between subjects of International Law  creating, amending or terminating their mutual rights and obligations). Это закреплено в Венской конвенции 1969 г. (Vienna Convention on Treaty Law, 1969) о договорном праве. Статья 2 {1} {а} данной Конвенции квалифицирует договор как «должным образом заключенное и базирующееся на международном праве  международное соглашение между государствами» » (an international agreement concluded between States in written form and governed by international law). То есть для законности договора решающим является соответствие его  международному праву.

Согласно этому, необходимо, чтобы каждая из сторон, заключающих договор, была полномочным представителем законного правительства международно-признанного государства Как написано в преамбуле Пакта Ленина-Ататюрка, он заключен между правительством Российской Советской Федеративной Социалистической Республикой и правительством великого Национального собрания Турции.

Так как статус любого договора исходит именно из статуса подписавших договор, тогда в первую очередь необходимо уточнить статус каждого подписавшего Пакт Ленина-Ататюрка сторон на дату 16 марта 1921 года.

  1. Статус Российской Советской Социалистической Федеративной Республикой (РСФСР в 1921 году.

В момент подписания Пакта Ленина-Ататюрка Российская Советская Социалистическая Федеративная Республика (РСФСР) не была признана, то есть не была субъектом международного права.  Следовательно — большевицкое правительство не имело правомочия подписать международный договор.

«Признания», имевшие место до 1924 г., не породили каких-либо юридических последствий, поскольку, в свою очередь, исходили от непризнанных стран или правящих режимов. Чтобы признание считалось таковым законно, оно должно быть совершено в свою очередь признанным законно субъектом международного права[13]. К примеру, в 1920 г. Советское правительство признало балтийские страны, однако это признание не было принято Союзными силами на том основании, что Советское правительство, в свою очередь, не являлось законно признанным[14].[15] Подобный подход дублировался судебными решениями. Так, в судебном деле «РСФСР против Сибрарио» (RSFSR vs. Cibrario) (1923 г.) суд США отказал в принятии иска Советскому правительству на том основании, что последнее не является признанным[16]. Подобное решение на том же основании вынес и Верховный суд Швеции по делу «Советское правительство против Эриксона» (Soviet Government vs. Ericsson) (1921 г.)[17].

Вышеуказанные и десяток других судебных вердиктов и правительственных решений подтверждают тот принцип международного права, что правительства, с юридической точки зрения, без признания не существуют, следовательно, не могут развертывать какую-либо юридическую деятельность (заключение договоров, присвоение или лишение гражданства, участие в судебном процессе и др.)[18].

2. Статус Великого Национального Собрания Турции в 1921 году

По существу, написанное выше о советской власти и правительстве, полностью относится и к так называемому правительству «Великого национального собрания Турции», от имени которого турецкая сторона подписала Пакт Ленина-Ататюрка. Памятно, что даже сами кемалисты не имели каких-либо претензий на то, чтобы считать их полномочными представителями Турции в случае наличия законных властей. Они заключали договоры не от имени Турции или правительства Турции, а от имени «правительства» структуры, называемой «Великим национальным собранием Турции». Великое национальное собрание Турции по своему статусу являлось общественной организацией (NGO), и в ней были объединены бывшие депутаты, отставные военные и чиновники. Объединенные организации бывших чиновников были и есть в различных странах мира, в том числе, и в Армении. Администрация Мустафы Кемаля не имела какого-либо юридического основания представлять турецкое государство в международных отношениях. Несомненно, по меньшей мере, до ноября 1922 г., то есть до отбытия султана Мехмеда VI из Турции, именно правительству последнего были предоставлены полномочия вступать в международные отношения, и только султан мог, согласно 7 статье конституции Османской империи, поручить какому-либо лицу действовать от имени страны[19].

Вообще, движение кемалистов начиналось и протекало с ущемлением османской конституции и нарушениями международного права, которыми стали восстание против законной власти страны – султан-халифа и нарушение Мудросского перемирия (30 октября 1918 г.). В 1921 г. Кемаль был просто находящимся в бегах уголовным преступником. И по этой причине еще 11 апреля 1920 г. фетвой (кондаком) высшего духовного иерарха империи Кемаль был приговорен к смерти. 11 мая того же года вердикт о смертном приговоре в отношении него вынес также и турецкий военный трибунал. 24 мая 1920 г. этот приговор был утвержден султаном. Кстати, уголовное преследование в отношении Кемаля и кемалистов было прекращено только 24 июля 1923 г. – соответствующим объявлением о прощении[20].

В дополнение к этому: часть Пакт Ленина-Ататюрка, относящаяся к Армении, является еще одним нарушением международного права, поскольку «договоры могут касаться только сторон, подписывающих договор, и каких-либо обязанностей или прав для третьей стороны, не составляющей часть договора,  без согласия последней не создают». Эта концепция закреплена в 34 статье Венской конвенции о договорном праве[21]: «A treaty does not create either obligations or rights for a third State without its consent».

Таким образом, в соответствии с вышеизложенным, Пакт Ленина-Ататюрка:

а) незаконен и недействителен;

б) он не мог заключать в себе каких-либо обязательств для Республики Армения, тем более, определять армяно-турецкую границу (в договоре – статья 1) или передавать как протекторат Нахиджеван Азербайджану (в договоре — статья 3), поскольку Пакт Ленина-Ататюрка был заключен с открытым попранием нескольких, действующих века, обязательных и не подлежащих кассации, концепций (jus cogens) международного права. А как закреплено в 53 статье Венской конвенции о договорном праве, «договор является недействительным, если в момент заключения он противоречил не подлежащим кассации концепциям публичного международного права».

Отрадно, что в российском внешнеполитическом ведомстве считают, что «положения Пакта Ленина-Ататюрка (ред. моя) не могут быть применимы в отношениях между Россией и Турцией в силу произошедших после 1921 года значительных геополитических изменений в регионе».[22]

Мартик ГАСПАРЯН,

судебный эксперт, член Научного совета РАН, член Президиума РАЕН, Председатель АРМАЕН, член Евразийского научного экспертного Совета по науке и высоким технологиям, Вице-президент Международной академии духовного единства народов мира (МАДЕНМ), депутат Национального Собрания (Парламента) Западной Армении

***

Источники:

[1] http://nt.am/am/news/17425/#sthash.adTuPiRf.dpuf

[2]https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9C%D0%BE%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D0%B4%D0%BE%D0%B3%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%80_(1921)

[3] http://www.lragir.am/index/rus/0/politics/view/47453#sthash.BhZMEOKS.dpuf

[4]http://cyclowiki.org/wiki/%D0%9F%D0%B0%D0%BA%D1%82_%D0%9C%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D1%82%D0%BE%D0%B2%D0%B0-%D0%A0%D0%B8%D0%B1%D0%B1%D0%B5%D0%BD%D1%82%D1%80%D0%BE%D0%BF%D0%B0

[5] Report [Pursuant to H. Res. 346 & H. Res. 438]. Communist Takeover & Occupation of Armenia

[6]https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%B0%D1%80%D1%81%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D0%B4%D0%BE%D0%B3%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%80

[7] http://www.lragir.am/index/rus/0/politics/view/47453#sthash.BhZMEOKS.dpuf

[8]https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%92%D0%B8%D0%BB%D1%8C%D1%81%D0%BE%D0%BD,_%D0%92%D1%83%D0%B4%D1%80%D0%BE

[9]  Dadrian V. N. The History of the Armenian Genocide. Ethnic Conflict from the Balkans to Anatolia to the Caucasus. Providence-Oxford: Berghahm Books, 1995, p. 306//Britsh Foreign Office Archives 371/4173/53351 (folio 192-193)

[10]  Papers Relating to the Foreign Relations of the United States. 1919. The Paris Peace Conference, Vol. VII, p. 858.

[11] Papers Relating to the Foreign Relations of the United States. The Paris Peace Conference, Vol. XII, p. 811-914.

[12]  Опубликована только часть текста меморандума: Documents on British Foreign Policy. 1919-1939. First Series. Vol. III. 1919 (London, 1949). Doc. N613. Note 1, p. 700-702.

[13] Moore J. B. Digest of International Law. Washington, 1906, v. I, p. 73

[14] Имевшие место до 1 февраля 1924 г. так называемые признания не создают каких-либо юридических последствий, поскольку они исходили от непризнанных стран или властей: Эстония 02.02.1920; Литва 30.06.1920; Латвия 11.08.1920; Польша 12.10.1920; Финляндия 14.10.1920; Иран 26.02.1921; Афганистан 28.02. 1921; Турция 16.03.1921; Монголия 05.11.1921 (Schuman F. L. American Policy toward Russia since 1917: A Study of Diplomatic History, International Law and Public Opinion. London, 1928, p. 351).

[15] Papers Relating to the Foreign Relations of the United States, 1920. Washington, 1936, v. III, p. 462

[16] Hudson M. O. Annual Digest of Public International Law. Cambridge, 1931-1932, сase №28

[17] Ibid, сase №30

[18] Chen T.-C. The International Law of Recognition. London, 1951, p. 138

[19] ] O’Connell D. P. State Succession in Municipal Law and International Law. Cambridge, 1967, v. I, p. 211

[20] Amnesty Declaration and Protocol, signed 24 July 1923

[21] Jankovic B. M. Public International law. NY, 1984, p. 302

[22] http://www.lragir.am/index/rus/0/politics/view/47453#sthash.BhZMEOKS.dpuf

 

Please follow and like us: